Обучение лошади прыжкам

Если основные взгляды на выездку со времени Ксенофона мало изменились, то все, что связано с прыжками, разработано и обосновано сравнительно недавно. Еще в конце прошлого века до начала первой мировой войны, прыжки лошадей в том виде, как их выполняют в наши дни, не входили в программу спортивных соревнований. Уже много столетий назад устраивали конную охоту во Франции и Англии, но преодоление препятствий не было изучено, а выработанные в древние времена взгляды на прыжки не выдержали серьезной критики.

Современный конкур - соревнования по преодолению препятствий - начал развиваться в Италии, поэтому теперешний стиль прыжка называют "итальянским". Преодолевая препятствия, всадник еще больше, чем при выездке, зависит от воли лошади и ее умения. Важнейшим условием конкура, которое должен запомнить каждый всадник, является то, что лошадь хорошо преодолевает препятствие, только если захочет.

Рекордный прыжок человека в высоту - 2м 30 см
Лошадь под всадником - 2 м 47 см
Средний спортсмен прыгает - 1 м 30 см

Закономерный вопрос: почему бы лошади легко не прыгать в высоту на 1м 40см? А если она этого не делает, то можно прийти к выводу, что всадник ее этому не научил.

Прыжки и выездка, как многие думают, не являются взаимоисключающими понятиями. Чем лучше лошадь повинуется посылам, тем охотнее она идет на препятствие.

Обучение лошади прыжкам. Обучение охватывает:
воздействие, оказываемое на лошадь, чтобы заставить ее прыгнуть;
тренировку, то есть развитие мышц;
оценку прыжка.

Чтобы правильно оценить эти элементы, нужно прежде всего обратить особое внимание на характер лошади, как это делается и при выездке. Зрителю зачастую может показаться, что хороший тренер по конкуру со всеми лошадьми работает одинаково. Но среди конкурных лошадей есть старательные, ленивые, горячие и флегматичные, боязливые и смелые; одна лошадь лучше реагирует на ласку, другая - сильней на наказание; одна от природы обладает большей прыгучестью и прыгает охотно, другая конкура не любит; одна испорчена больше, другая меньше. При этом решающую роль играет память лошади. Лошадь не забывает о несчастных случаях и препятствиях, причинивших ей боль; она помнит о несчастном случае и будет более или менее осмотрительной во время следующего прыжка, станет больше сгибать ноги или же прыгать без удовольствия.

При напрыгивании надо обратить внимание на малейшие детали. Тренировка - самый важный фактор в воспитании конкурной лошади, и его невозможно переоценить.

Лошадь должна прыгать спокойно и неторопливо. Предъявляемые к ней требования должны повышаться постепенно, и постоянно следует помнить, что лошадь никогда нельзя перегружать, ее нужно часто подбадривать и награждать, а после хорошо удавшегося прыжка дать ей отдохнуть.

При напрыгивании используются, как правило, только твердые препятствия, прежде всего жерди, переставные стенки и т.д., которые не причиняют лошади вреда. Простое бревно будет всегда трудным препятствием.

Лошадей можно напрыгивать по-разному; высота препятствия при этом не играет роли. Хочет ли всадник воспитать лошадь, прыгающую через препятствие высотой в 2 м, или преодолевать хорошим стилем высоту в 60 см, путь тренировки приблизительно одинаков, но ошибки в обращении с лошадью будут заметней при прыжках через более высокие препятствия.

Всадник может допустить массу ошибок, которые отобьют у лошади желание прыгать, а способов это желание привить у него гораздо меньше.

Если у лошади отбили желание прыгать, то нужно вновь все начинать сначала. Принуждением и грубой силой невозможно привить лошади желание прыгать. Начинающие всадники должны дать лошади возможность прыгать недалеко от выхода из манежа, в направлении конюшни или к другим лошадям, но ни в коем случае не в противоположном направлении.

Навык преодоления препятствий может появиться только в результате тренировки. От лошади ежедневно можно требовать 10-20 прыжков, если препятствия невысоки. Но при этом следует учитывать и работу, которую лошади предстоит еще выполнить в тот же день. Высоту препятствий нужно менять, чтобы лошадь научилась сама ее оценивать.

Лошадь можно напрыгивать на корде и под всадником. На корде лошадь прыгает без всадника; при этом различают также: совершенно ли свободно она прыгает, ведут ли ее на препятствие (дальше или ближе от препятствия она отталкивается перед прыжком), или она должна прыгать в манеже.

При напрыгивании на корде нужно следить за тем, чтобы поводья были хорошо привязаны, не болтались и лошадь на них не наступала. При подведении лошади к препятствию всадник или тренер идет всегда у стенки, при движении вправо - слева от лошади, при движении влево - справа от нее, иначе лошадь может его ударить.

При преодолении одного препятствия можно разрешить лошади прыгнуть только тогда, когда она движется прямо на него. Если она выходит на препятствие после прохождения угла, то может легко поскользнуться и нанести себе травму; эту ошибку начинающие всадники допускают очень часто.

При напрыгивании на корде нужно сопровождать лошадь внимательно, чтобы в награду за прыжок не рвануть ее рот.

Часто лошадь заставляют прыгнуть только через одно препятствие, а иногда через несколько подряд. Это можно делать и в манеже, и на открытом воздухе. На открытом воздухе при этом пользуются специальной площадкой для прыжков. Такие площадки делают четырехугольными (площадь для прыжков), вытянутыми (прыжковый сад) и крутыми (кулуар). При этом можно заставить лошадь совершить различное количество прыжков, с разными паузами между ними, можно прыгать через препятствия, следующие одно за другим и находящиеся на значительном расстоянии друг от друга.

Горячая лошадь часто торопится, но ее можно успокоить, снизив требования или заставив ее прыгать через несколько близко стоящих друг от друга препятствий. Однако последнее может вызвать и противоположный результат - еще большую горячность.

Одинаковых рекомендаций быть не может; нужно менять условия в зависимости от степени обучения и характера лошади, чтобы ее желание прыгать не пропадало и она соответствующим образом оценивала препятствия. Стандартность построения тренировок может нанести только вред.

Такой же индивидуальный подход следует применять и к лошади, прыгающей под всадником.

Можно оба способа комбинировать: прыгать без всадника и со всадником, - напрыгивание не должно быть однообразным. Можно дни и недели прыгать без всадника, а можно это делать и под ним.

Все это определяется имеющимися возможностями: в городе всадник чаще занимается в манеже, а за городом - в поле. Чем больше при напрыгивании обращают внимание на индивидуальные особенности лошади, тем уверенней она будет позже преодолевать все препятствия. Если же всадник при напрыгивании не приложит должных усилий и будет полагать, что со всеми лошадьми следует обходиться одинаково, то он не может ждать хороших результатов.

Подход к препятствию. Самая частая ошибка на конкуре - недостаточное внимание, уделяемое препятствию. В момент, когда лошадь отталкивается от земли, прыжок уже предопределен.

Есть старое правило: "Брось свое сердце через препятствие и последуй за ним!"

Ощущения всадника передаются лошади через его воздействия, она воспринимает их акцент-уверенность или неуверенность. Поэтому лошадь чувствует достаточно точно, настроен ли ее всадник на прыжок или нет. Лошадь прыгнет уверенно и охотно только после энергичного захода перпендикулярно к препятствию к его середине, в противном случае она заупрямится, в конце концов остановится или пройдет сбоку от препятствия.

К прыжкам следует подготовиться, укоротив путлища на 2-3 дырки.

Лучший аллюр для подхода к препятствию - галоп, потому что лошади он удобней других. Можно прыгать и при движении шагом или рысью, но лучше всего на галопе, поскольку прыжок соответствует чередованию ног на галопе. Прыгая с шага или рыси, лошадь в последний момент должна изменить чередование ног. Вправо прыгают на галопе с правой ноги, влево - на галопе с левой. Но есть меняющие ногу лошади, поскольку они прыгают только на галопе с правой или на галопе с левой ноги. При наличии невысоких препятствий для лошади это не играет никакой роли.

Скорость последних темпов галопа перед препятствием регулирует сама лошадь. Точно так же и легкоатлет, совершающий прыжок в длину или высоту, сам определяет разбег, его скорость и количество шагов. Если его ограничат в этом выборе, то он не сможет прыгнуть так хорошо, как при самостоятельном выборе.

Об этом должен помнить каждый всадник, собирающийся перед прыжком сдержать лошадь или послать ее на препятствие еще быстрей. Одна лошадь прыгает охотно в медленном темпе, вытягивая шею, как будто перед прыжком хочет присмотреться к препятствию, другая же сама себя подбадривает быстрым разбегом, и чем ближе препятствие, тем быстрей она на него идет. Различная манера подхода лошади к препятствию зависит от привычки, выработанной в процессе напрыгивания. Можно думать, что две разные лошади прыгали бы лучше, если бы подходили к препятствию по-разному. Но об этом трудно судить, а еще трудней переучивать лошадей; и, уж конечно, это недоступно всаднику, не имеющему достаточного опыта. Лошадь сама исправит недостатки подхода к препятствию в процессе длительной тренировки. Тренированные лошади подходят к высоким препятствиям чаще всего на собранном галопе, а на плоские препятствия, широкие рвы, например, делают более быстрый разбег. Но очень опытные лошади ко всем препятствиям подходят одинаково. В корне ошибочно в момент отталкивания лошади набирать или поднимать поводья, а также посылать ее ударом хлыста или голосом. Некоторые опытные всадники, возможно, так и делают по какой-либо известной только им причине, но они - исключение из правил. Начинающий всадник, восклицая в момент прыжка "гоп!", подбадривает только себя.

Применение хлыста обусловливается большой практикой. Беспокойство, причиняемое лошади изменением посадки в момент удара хлыстом, почти неизбежно. Сопровождение ритма движения в момент прыжка предъявляет к всаднику высокие требования. К тому же большинство всадников не может держать правильно поводья в левой руке, нанося одновременно удар правой.

Если лошадь избегает препятствий или останавливается, то причины могут быть различны.

Зачастую она отказывается прыгать только потому, что ее поставили перед новой задачей, недостаточно к этому подготовив. Или же она не хочет прыгать именно через данное препятствие, когда-то причинившее ей боль.

Лошадь можно придержать и нерешительным подходом к препятствию или неловкими воздействиями поводьями, шенкелями, корпусом всадника или хлыстом. Причина может быть также в устройстве препятствия и его внешнем виде. Лошади могут помешать какие-либо движения, звуки или другие лошади, находящиеся поблизости. Преодоление отказа должно сообразовываться с причиной. Общего рецепта для всех случаев нег и быть не может. Иногда перед препятствием нужно привести в порядок грунт, само препятствие или седло; хлыст лучше оставить. Во многих случаях к успеху может привести просто вторичный подход. Иногда хорошо осадить лошадь на несколько шагов. Если же нужен длинный разбег (его значение зачастую слишком переоценивают), то сначала следует на несколько шагов осадить, а затем все-таки сделать вольт. В большинстве случаев, когда причина отказа неясна, все можно объяснить недостаточным умением всадника. И всадник должен иметь мужество в этом признаться. Если та же лошадь под другим всадником прыгнет через препятствие без закидки, то других доказательств вышесказанного не потребуется.

После отказа лошади преодолеть препятствие всадник должен прежде всего вести себя спокойно, а не вымещать свой гнев на лошади, которая, возможно, и не виновата.

Поведение всадника в момент прыжка. Когда речь идет о прыжках, то многих заботит посадка всадника. Но необходимо еще раз подчеркнуть, что поведение всадника во время прыжка, оставаясь важным, отнюдь не является решающим, как это считают многие. Напрыгивание и отработка подхода к препятствию (обсуждены в предыдущих разделах) не менее важны. На хорошо выезженной лошади даже новичок и момент прыжка смотрится неплохо. Но если на хорошо тренированной лошади всадник прыгает без должной энергии, то лошадь очень быстро утрачивает желание прыгать. Фотографии убедительно свидетельствуют, что некоторые успешно выступающие в конкурах всадники в момент прыжка держатся отнюдь не безукоризненно (с точки зрения теории), хотя их лошади прыгают охотно и уверенно. Нужно заметить, что красивая посадка не приносит особой пользы, если всадник прыгает без души.

О технике прыжка до сих пор нет единого мнения. По-видимому, это зависит от того, что часть любителей конкура исходит в своих суждениях только из практики, а другая часть решает этот вопрос, опираясь на теоретические основы искусства верховой езды. В конце концов одержали победу сторонники итальянской школы. Но по поводу сути итальянской школы мнения тоже различны. Часто говорят о разгрузке задних конечностей, о необходимости сопровождения ритма движения лошади и требуют, чтобы всадник по возможности сохранял длительный контакт между седалищем и седлом, а также - через поводья - между кистью руки и ртом лошади.

Всадник находится в равновесии, если его центр тяжести согласован с центром тяжести лошади.

Во время первой фазы прыжка, сразу после отталкивания от земли, начинают действовать факторы, свидетельствующие о необходимости сопровождения ритма движения лошади:
а) мгновенное ускорение после отталкивания;
б) изменение направления движения вверх наискось.

Угол по отношению к земле, под которым прыгает лошадь, тем больше, чем круче прыжок. Но угол зависит не от высоты прыжка, а от того, раньше или позже лошадь оттолкнется от земли.

Если всадник, желая сохранить гармоничное сопровождение ритма движения лошади, перенесет свой центр тяжести в точку, находящуюся перед центром тяжести лошади, то он так наклонится вперед при высоком прыжке, что оторвется от седла.

Во второй фазе лошадь движется не наискось вверх, а только горизонтально через препятствие. Центр тяжести всадника в этот момент и находится перед центром тяжести лошади. В соответствии с этим всадник мог бы вновь опуститься в седло, но он этого не делает, поскольку должен разгружать спину лошади до тех пор, пока она не перенесет через препятствие задние ноги.

В третьей фазе, перед приземлением, центр тяжести всадника находится еще перед центром тяжести лошади, даже если всадник сидит перпендикулярно к спине лошади; в соответствии с этим он может опуститься в седло.

Перед прыжком всадник не может предугадать, как прыгнет его лошадь. Поэтому он всегда должен быть готов оторваться от седла и с помощью упражнений отработать умение переносить свой центр тяжести вперед на столько, сколько это нужно в каждом отдельном случае.

Изучение фотографий может принести при этом большую пользу, но никогда не следует забывать об основном - соотношении между обоими центрами тяжести. Не следует и ошибаться, приравнивая наклон торса вперед к перенесению вперед центра тяжести. Если одновременно с этим сдвинуть седалище за центр седла, то в таком положении (как на мотоцикле) можно перенести свой центр тяжести даже назад; эта ошибка встречается довольно часто. Если всадник уловил основное, то вопрос, надо ли плотно сидеть в седле, не играет для него роли, поскольку уводит его от сути проблемы. Если всадник может перенести центр тяжести вперед, не отрывая седалища от седла, то он остается в седле. Если же необходим большой перенос тяжести, то всадник должен приподняться.

Поэтому для посадки в момент прыжка нужна другая прочная опора. Это столь важно, что требует пристального внимания. Новая опора образуется в результате сведения коленей. Колени должны быть так сильно прижаты к телу лошади, как будто они являются его составной частью. В случае если даже оборвется путлище, всадник не потеряет опору.

Поэтому для конкура путлище подтягивают короче, чтобы, подняв колени, создать прочную опору; стопа при этом продвигается в стремя до подъема, но каблук поднимать нельзя. Шенкеля должны находиться вплотную за подпругой. Их нельзя передвигать дальше назад или вытягивать. Это дезориентирует лошадь.

Поводья следует взять короче, а кисти рук держать с обеих сторон шеи лошади.

Руки должны оставаться согнутыми, чтобы всадник, если возникает необходимость, мог их выдвинуть вперед.

Лошадь начинает подниматься в прыжок из третьей фазы темпа галопа, в которой она передними ногами отталкивается от земли, чтобы еще раз подтянуть далеко вперед задние ноги, сделать ими толчок и пронести их через препятствие. Этот момент уже начало подъема, последнее мгновение, когда всадник должен решительно перенести вперед свой центр тяжести. Чем раньше всадник к этому приготовлен, тем легче ему будет в момент подъема.

Если возникает необходимость послать лошадь, то седалище отрывают от седла незадолго до отталкивания, поскольку посылающее воздействие пояснично-крестцовым отделом прекратится сразу, как только всадник приподнимется в седле. Даже опытные спортсмены, подводя лошадь вплотную к препятствию, могут упустить момент перенесения вперед центра тяжести и отстанут от ритма движения. Если же это мгновение упущено, то уже не поможет ни вытягивание рук, ни наклон корпуса всадника. Эти движения произведут на зрителя плохое впечатление, какими бы неизбежными они ни показались всаднику в тот момент. Они не только не гармоничны, но и свидетельствуют о том, что гармония явно нарушена и всадник утратил равновесие. Если же всадник в этом случае не сожмет лошадь коленями и шенкелями, то он может потерять опору и упадет. Всадник же не должен при этом еще больше мешать лошади набором поводьев и, приземляясь, должен постараться не наградить ее за верную службу толчком седалища в спину.

Хорошо тренированных лошадей препятствия притягивают. На таких лошадях всадник должен значительно раньше переходить к прыжковой посадке. Если же лошадь прыгает охотно и должна преодолеть несколько препятствий подряд, то лучше сохранить эту посадку во время всего конкура. В этом случае посылают только шенкелями.

Благодаря тому, что всадник опускает свои руки к шее лошади, с шеей лошади у него поддерживается контакт, а набранные поводья позволяют сохранить уверенную связь со ртом лошади. Таким образом всадник лучше ощущает все изменения и быстрее реагирует.

Поскольку же контакт должен быть очень легким и давление незначительным, то и не сыграет никакой роли, если связь в момент отталкивания от земли утрачивается, то есть когда поводья провиснут. Более того, не следует и требовать обязательно прочного контакта между кистью руки и ртом лошади, потому что рывок рук может нарушить координацию движений лошади. Всадник должен помнить о главном - что он должен "удлинить" или освободить шею лошади. Лошадь прыгает с вытянутой шеей не только охотней, но и уверенней. Как только всадник почувствует, что в момент прыжка он прильнул к лошади сильней, чем прежде, то это значит, что он совершил ошибку. Если же лошадь прыгает, не вытянув шею, то всадник совершил ту же ошибку.

Начинающему всаднику лучше всего учиться посадке для прыжков на хорошо подготовленной лошади и без поводьев, крепко держась за гриву или ремень, обвязанный для этой цели вокруг шеи лошади. Нельзя хвататься за переднюю луку седла, ибо это не только не поможет всаднику избежать отставания от ритма движения лошади, но и сделает невозможным его сопровождение.

Если всадник в конце концов поймет, как он должен себя вести в момент прыжка, то он вскоре сам научится входить в ритм движения и, опираясь на руки, сумеет препятствовать отставанию от ритма движения, не держась за гриву или ремень. Со временем придет и умение удерживаться на лошади во время прыжка только с помощью коленей, не пользуясь стременами. Прыгать с прижатыми бедрами или скрестив руки бессмысленно, потому что это только способствует отставанию от ритма движения.

Ошибки лошади во время прыжка. Лошади, прыгающие очень уверенно, иногда во время прыжка тоже ошибаются и допускают следующие ошибки:
1) слишком близко подходят к препятствию и вынуждены прыгать из неудобного положения;
2) отталкиваются слишком рано и вынуждены слишком сильно вытягиваться над препятствием;
3) сочли препятствие слишком низким и вынуждены уводить задние конечности в сторону, чтобы не задеть за него.

В такие моменты всадник должен быть готов ослабить поводья и помочь лошади. Поэтому у него должны быть согнуты руки, что позволяет их вытянуть в момент прыжка. Лошади же сохранить равновесие поможет шея. Если лошадь в эти мгновения (речь идет о долях секунды) не сможет достаточно вытянуться, то она сделает еще большую ошибку, которая может привести к роковым последствиям. Во время прыжка нет необходимости поддерживать контакт между рукой и ртом лошади, он возникает вновь только после окончания прыжка.

Приземление. Контакт со ртом лошади не нужен и в момент приземления, так как самое незначительное натяжение поводьев может помешать ей сохранить равновесие. Часто лошадь падает только потому, что всадник хотел, сдерживая лошадь, помочь ей.

Хотя начинающий всадник и полагает, что сможет поднять перед лошади воздействием поводьев, он ее только придавит вниз. Иногда рывком повода или чрезмерным примыканием лошадь лишают последней возможности сохранить равновесие. Также и оступившийся канатоходец упадет, если его балансир в решающий момент за что-нибудь зацепится. Лошадь же может сохранить равновесие при "складывании" только с помощью шеи и головы.

Всадник сделает самое лучшее, если останется сидеть неподвижно, по возможности так спокойно и крепко, чтобы исключить любое смещение центра тяжести, которое может опрокинуть лошадь. Он представляет собой массу (а не воздушный шар, обладающий подъемной силой), которая именно в этот момент должна быть прочно связана с лошадью, и сидящий крепко всадник не должен упасть при "складывании" лошади.

Из сильного натяжения поводьев, которое ощущает всадник во время "складывания" лошади, нельзя сделать вывод, что оно ей понадобилось и помогло.

Колени всадника в момент приземления действуют эластично, так сказать, в качестве амортизаторов, и это лошади приятно, поскольку они с ее туловищем не составляют целого, а только к нему прижимаются с помощью мускульного усилия. Также и руки, опирающиеся на кисти, невольно пружинят в локтевых и плечевых суставах. Седалище, в момент отталкивания и полета в значительной степени разгрузившее спину, при приземлении вновь приближается к седлу, но не опирается на него, пока лошадь не коснется земли задними ногами.

После прыжка всадник должен вновь и по возможности быстрей обрести власть над лошадью с помощью воздействий: с окончанием прыжка только он решает, нужно ли поехать вперед, повернуть или же пойти к следующему препятствию. Утраченную посадку и стремена следует вновь привести в порядок, а провисающие поводья набрать.

Нужно обратить особое внимание на крутое приземление. Чем круче приземление, в особенности же при прыжках в воду, тормозящую в зависимости от ее глубины движение вперед, тем более необходимо, чтобы всадник отклонил туловище назад и разгрузил передние конечности лошади. Благодаря этому лошадь не только лучше сохранит равновесие, но и всадник удержится в седле при неожиданном "складывании" лошади.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 23
Гостей сайта: 14
Пользователей: 9