Как приучить лошадь повиноваться посылам

Лошадь безупречно повинуется посылам или приучена повиноваться посылам, если достигнуто следующее:
1. лошадь под всадником ведет себя спокойно, у нее нет напряженности или скованности в челюстях, затылке, ганашах, шее, спине или конечностях, ни в суставах, ни в мышцах - нигде;
2. лошадь повинуется шенкелям, поводьям, воздействиям пояснично-крестцовых мышц и идет в равновесии.

Это означает подчинение всего ее аппарата движения воле всадника. Также и то, что лошадь понимает воздействия шенкелей, рук, корпуса, пояснично-крестцового отдела и готова их слушаться.

Но повиновение посылам не означает:
1. какую-либо определенную позу или положение лошади;
2. что лошадь понимает и может слушаться всех посылов, состоящих из различных воздействий.

Лошадь охотно и спокойно выполняет много простых движений, которых от нее требует опытный всадник и убеждает его в послушании сначала на рыси и галопе. На месте и при движении шагом это чувство всадник обретет полностью только много позже. Так будет создано предварительное условие того, что подготовкой лошади можно заниматься и дальше. Без полного доверия лошади к всаднику и без абсолютной непринужденности такая работа немыслима. Если хотя бы одно из перечисленных требований не будет полностью выполнено, то появится опасность возникновения целого ряда трудностей, которые в зависимости от повадок лошади и навыка всадника могут привести к тому, что всадник не сумеет добиться от лошади исполнения своей воли.

Итак, приучение к посылам является исходным пунктом, предварительным условием дальнейшей выездки, но может считаться также и лучшей подготовкой к соревнованиям по троеборью или преодолению препятствий. Приучение к посылам и позже будет началом любого легкого или трудного урока. Всадник сначала должен убедиться во внимании и послушании своей лошади, только в этом случае он может быть уверен, что она послушна его воле.

Приучение к посылам является также тем пунктом, к которому всадник должен возвратиться, если у его лошади появятся скверные привычки, напряженность и любые трудности. Всякую испорченную, дурноезжую лошадь, утратившую естественность движений, снова следует приучить к посылам. Если это удастся, то все трудности - напряженность и т. п. - исчезнут, и вновь у лошади появится естественность движений, короче говоря, вновь будет восстановлена гармония между нею и всадником.

Сохранение установленного контакта и его совершенствование в будущем ответят на вопрос: правильно ли велась выездка. Каждый новый камень, положенный в здание выездки, служит совершенствованию этого контакта, если же нет, то всадник и тренер на ложном пути. Это звучит просто и все же именно это - самое сложное и самое трудное в верховой езде, потому что составляет ее незыблемую основу.

Нельзя не упомянуть, что большинство лошадей не приучены безупречно повиноваться посылам. И тем не менее очевидно, что при более чутком и внимательном отношении всадник добился бы значительно лучших результатов и с меньшими затратами сил, если бы в свое время не допустил ошибок при выездке своей лошади.

Что характерно для лошади, повинующейся посылам. Данный вопрос мы обсуждаем только потому, что его часто задают именно в этой форме. Дело вовсе не во внешнем виде лошади. Если бы это было так, то большинство всадников пытались бы привести своих лошадей каким-нибудь путем к стереотипу. На этом пути всадника подстерегает опасный соблазн. Внешний же вид, в зависимости от достигнутой степени выездки, от скорости аллюра и сложения лошади, может быть различным. Следовательно, правильный ответ может быть только таким: "Для лошади, повинующейся посылам, характерна гармония между нею и всадником".

А на вопрос о том, как выглядит лошадь, повинующаяся посылам, ответить невозможно, поскольку в этом случае можно только описать ее внешний вид, а для того, чтобы лошадь могла повиноваться посылам, необходим по крайней мере всадник, без которого не может быть и самого посыла.

Если же говорить, как это часто бывает, о внешнем виде лошади, то не следует ограничиваться описанием только постава шеи и головы, так как нельзя забывать, что под всадником находится живая лошадь, а не деревянный макет.

Чтобы определить, повинуется ли лошадь посылам, одного взгляда недостаточно; установить это можно только наблюдая всадника и лошадь некоторое время, прежде чем можно будет высказаться. Но для этого необходимо наблюдать их во время движения по кругу, при перемене вольта, прохождении углов и остановке.

На обычной рыси лошадь может безупречно повиноваться посылам, но это отнюдь не означает, что она приучена подчиняться им и в статичном состоянии. Если же дело обстоит наоборот, то есть, стоя на месте, лошадь слушается посылов, а на ходу - нет, то, значит, всадник на ложном пути.

Каждое движение всадника должно быть спокойным и осмысленным, а посылы незаметны глазу непосвященного зрителя. Это последнее требование имеет немаловажное значение. Если посылы становятся заметны, то можно с уверенностью сказать, что лошадь не повинуется всаднику.

1. Всадник обязан:
а) устойчиво и спокойно сидеть в седле, плотно соприкасаясь с ним. Он не должен при каждом шаге лошади "падать" в седло или шлепать по нему седалищем;
б) руки держать совершенно спокойно. Он не должен кистями и предплечьями делать резких и сильных движений при каждом шаге лошади. Поводья постоянно должны быть равномерно набраны, а не провисать или натягиваться как струна. Для того чтобы поддерживать контакт с лошадью или побудить ее отжевывать трензельное железо, всадник не должен дергать поводья в ту или другую сторону;
в) шенкелями спокойно и постоянно поддерживать контакт с корпусом лошади, чтобы в любое время он мог воздействовать на лошадь, не изменяя положения; в коленях же ноги могут сгибаться больше или меньше.

2. Лошадь должна:
а) идти спокойным, равномерным, достаточно хорошим, захватывающим пространство шагом;
б) идти прямо, оба уха держать на одной высоте;
- при каждом проходе угла или повороте изгибаться как бы сама собой;
- любой взгляд лошади в противоположном от поворота направлении говорит об ошибках выездки;
в) спокойно, непрерывно отжевывать трензельное железо, но так, чтобы это не было слышно. Она не должна отделываться от трензеля или скрипеть зубами, играть языком или оттягивать его назад и перекидывать трензель. У некоторых лошадей наблюдается чрезмерное выделение пены изо рта;
г) всегда сохранять правильный постав головы и шеи. Лошадь не должна мотать головой при изменении скорости, остановках или подъеме на рысь с места, прижимать голову к груди и при этом выгибать или вытягивать шею. Шея должна образовывать красиво изогнутую линию;
д) хвост держать спокойно.

Наличие выше перечисленных признаков говорит о высоком классе выездки, если же хотя бы один из них не выполняется, то, значит, лошадь чувствует себя скованно и не может весь свой двигательный аппарат подчинить воле всадника. А это говорит о том, что она не подчиняется посылам.

Округлая шея и старательное отжевывание трензельного железа отнюдь не единственные и важнейшие, а только особенно легко заметные признаки. Есть много средств побудить лошадь отжевывать трензельное железо и округлять шею, но это еще не означает, что лошадь хорошо выезжена.

Как узнать, что лошадь повинуется посылам. Вопрос о том, как всадник может убедиться, что его лошадь повинуется посылам, много важней и существенней, чем вопрос, затронутый в прошлой главе.

Любой всадник должен быть в состоянии доказать, что его лошадь повинуется посылам и что речь идет не о пустых утверждениях, справедливость которых была бы сомнительна.

Если лошадь повинуется посылам, то она должна:
1. быть полностью раскрепощена;
2. повиноваться шенкелям и воздействию мышц пояснично-крестцового отдела;
3. повиноваться поводьям;
4. идти в равновесии.

Каждое из этих понятий следует обсудить в отдельности.

Из вышесказанного нельзя заключить, что эти требования выполнимы независимо друг от друга; более того, они как бы переходят одно в другое, и их нельзя разделить, поскольку сами посылы состоят из воздействий пояснично-крестцовым отделом, шенкелями, поводьями и корпусом. Лошадь нельзя приучить повиноваться поводьям, не воздействуя шенкелями, или повиноваться шенкелям, не действуя поводьями; лошадь можно только приучить повиноваться посылам.

Как понять, что лошадь полностью раскрепощена. Вопрос так обширен, что только обсуждение всех его аспектов может дать правильный ответ. Если в чем-либо проявится сопротивление лошади, то, значит, она не полностью раскрепощена. Это утверждение справедливо, если лошадь а) не идет вперед спокойными, захватывающими пространство шагами и не отжевывает трензельное железо, б) идет таким неровным темпом, что всадник лишь с трудом может войти в ритм.

Как всаднику понять, что его лошадь повинуется шенкелям и воздействиям пояснично-крестцового отдела. Проверка того, повинуется ли лошадь шенкелям и воздействию пояснично-крестцовых мышц сложна, поскольку одно воздействие переходит в другое, и их вряд ли можно разделить, потому что воздействовать пояснично-крестцовыми мышцами без поддержки шенкелей невозможно. Воздействие шенкелем может быть таким тонким, что иногда почти невозможно различить активно ли воздействует шенкель или только пассивно поддерживает контакт.

Лошадь повинуется шенкелям и воздействию пояснично-крестцовых мышц, если ее в любое время шенкелями и пояснично-крестцовым отделом можно побудить:
а) к решительному движению вперед;
б) к длинным, захватывающим пространство шагам;
в) к остановке.

К повиновению шенкелям относится также и то, что лошадь можно побудить:
г) идти в сторону.

Самоконтроль "а" и "г" не требует специального разъяснения.

Гораздо трудней побудить лошадь к движению более длинным, захватывающим пространство шагам. Если лошадь при соответственно отданных поводьях, пояснично-крестцовым отделом и шенкелями послать вперед, то ее шаги не должны быть торопливыми, лошадь не должна поднимать или опускать голову, крутить хвостом, показывая, что посыл ей неприятен. Движения лошади должны стать спокойней, она пойдет длинными, захватывающими пространство шагами. Прочувствовать это можно, только сидя в седле. Если же всадник несколько раз попробует это выполнить, то вскоре один или два удлиненных шага подскажут ему, что его лошадь повинуется пояснично-крестцовым мышцам и шенкелям.

Так же труден и очень важен контроль - проходит ли остановка лошадь (Выражение "проходит" здесь означает, что остановка "проходит" через всю лошадь - ото рта через затылок и спину до задних конечностей. И наоборот, остановка "застревает", если лошадь на давление поводьями отвечает контрдавлением челюсти, затылка или шеи, открыванием рта, кивком головы: остановка "не проходит" до задних конечностей.). Некоторые читатели скажут: когда остановка удачна, то лошадь больше повинуется поводьям, чем воздействиям шенкелей и пояснично-крестцового отдела. Именно при выполнении этого требования становится ясней, чем когда-либо, что не следует делать различия между подчинением лошади поводьям или же пояснично-крестцовому отделу и шенкелям, а что следует говорить только о подчинении посылам. Если всадник сумеет заставить лошадь идти длинными, захватывающими пространство шагами, то, проверяя свое умение, он должен в этом случае попытаться остановить ее, воздействуя пояснично-крестцовым отделом и шенкелями.

Если всадник соберет поводья, а пояснично-крестцовым отделом и шенкелями надавит вперед, то лошадь должна укоротить ход и больше собраться. Но лошадь ничем не должна показывать, что воздействия ей неприятны.

У всадника должно появиться ощущение, будто лошадь сзади стала ниже, и что он все-таки удлинил ее шаги, хотя они и стали медленней. Нетерпеливая лошадь легким движением хвоста покажет при выполнении остановки, что она почувствовала давление шенкелей. Если же это движение слишком сильно или по поведению лошади можно судить, что остановка ей неприятна, то, значит, остановка не проходит лошадь.

Осаживание лошади может быть грубым или тонким. Тонкость состоит в том, что всадник, напрягая пояснично-крестцовые мышцы, одновременно воздействует на лошадь обоими шенкелями вперед.

Если же всадник активно воздействует поводьями, то это уже грубое осаживание. Зачастую всадник не может определить, послал ли он лошадь пассивной кистью или активно воздействовал поводьями. Если же поводья будут в одной руке всадника, то ответить на этот вопрос ему гораздо легче.

Также и любым другим, более простым воздействиям шенкелей и пояснично-крестцового отдела - лошадь будет повиноваться, если воспринимает воздействия поводьев. В соответствии с этим давлением внутренней стороной бедра вперед и предупреждающим воздействием внешнего шенкеля можно заставить лошадь задней ногой сделать шаг к центру манежа. Если же лошадь заднюю ногу поставит в противоположную сторону, значит, она не повинуется шенкелю. Таким образом всадник может заставить лошадь принять влево или вправо и убедиться, что она подчиняется еле заметному давлению шенкеля. Если же она этого не делает, то, значит, не повинуется шенкелям.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 34
Гостей сайта: 27
Пользователей: 7