Клинический случай лечения лошади с закрытым переломом плюсны

Рис.1 Зона перелома через 35 суток после травмыОбщеизвестно, что исход лечения крупных животных с переломами больших трубчатых костей неблагоприятный или весьма осторожный. Данный же случай связан с терапевтическими действиями при лечении лошади с закрытым переломом плюсневой кости. Молодая лошадь (5 лет) в одной из конноспортивных секций Петербурга сломала ногу, неудачно поскользнувшись на первом осеннем льду. Правая нога во время падения лошади попала под стоявшую рядом машину и при попытке встать она была сломана в средней части плюсны.

Сразу встал вопрос: "лечить животное или нет?". При консультации с рядом врачей они получили рекомендацию животное усыпить или отправить на мясокомбинат. Преисполненные желанием спасти лошадь, владельцы попытались оказать ей посильную ветеринарную помощь, с просьбой о которой они к нам и обратились. Стечение обстоятельств не позволило транспортировать животное в оборудованную хирургическую клинику, поэтому было принято решение оказать врачебную помощь прямо на конюшне.

При помощи переносного рентгеновского аппарата нам удалось определить тяжесть патологии и осуществлять систематический контроль за процессом заживления.

Как следует из рентгеновских снимков, перелом плюсневых костей был оскольчатым (рис. 1), косым со смещением, при этом дистракция костных фрагментов достигала одного сантиметра. Несмотря на это, была предпринята попытка создать как можно более благоприятные условия для формирования костной мозоли. Так как перелом был полный и закрытый, наиболее рациональным нам представилось наложение гипсовой повязки или шины. Для этого, после циркулярной новокаиновой блокады плюсневых нервов наложена иммобилизирующая повязка в виде шины и закреплена проволокой (рис. 1).

Рис.2 Формирование костной мозоли на 62 сутки леченияВ течение первой недели повязки меняли 2 раза, производили новокаиновые блокады с пенициллином. Одновременно симптоматическое лечение состояло из внутривенного введения анальгетических и тонизирующих средств в общепринятых дозах. В дальнейшем шину заменили на гипсовую повязку с дополнительным армированием деревянным бруском с плантарной поверхности. Такая повязка позволила лошади частично опираться на пораженную конечность, однако вскоре (через 5-6 дней) появились выраженные потертости кожи, в отдельных местах даже гнойный дерматит, отек конечности. Это обусловило снятие гипсовой повязки и замены ее на шинную повязку, позволяющую повседневную обработку пораженных участков антисептическими средствами и мазями. Смена прочной гипсовой повязки на съемную шину не обеспечивала должной иммобилизации и прочности, что проявилось при опоре на пораженную конечность. Такая ситуация вынудила нас использовать длительное время (до месяца) брезентовую подвеску, страхующую животное от падения и переноса тяжести тела на пораженную конечность. Это позволило обеспечить крайне необходимый покой конечности и создать благоприятные условия для достаточно выраженного роста косной мозоли уже к концу второго месяца после перелома (рис. 2), а также восстановления кожных покровов. На 83 день после начала терапии шина с ноги у лошади была снята (рис. 3), т.к. костная мозоль была уже достаточно прочной для того, чтобы животное опиралось на пораженную конечность.

Следует отметить, что на протяжении всего курса лечения, особенно в первый месяц, все терапевтические манипуляции в зоне поврежденной конечности ввиду резкой болезненности требовали специальную подготовку и соответствующую анестезиологическую защиту. Все процедуры осуществлялись на стоячем животном. Под область груди и живота подводились страховочные ремни, после чего внутривенно вводился нейролептанальгетик детомин (домоседан) (первоначально в дозе 5,0 мл). Под воздействием этого препарата лошадь успокаивалась, полностью опиралась на страховочные ремни и засыпала.

Рис.3 Состояние костной мозоли на 83 сутки леченияВ последующие процедуры дозу домоседана снизили до 2-х мл. В последний месяц терапии ряд манипуляций проводили вообще без применения седативных средств, однако эффект действия препарата частично сохранился за счет выработки рефлекса: как только начиналась подготовка животного к очередной перевязке, обработке пораженной конечности - лошадь успокаивалась, затем переносила весь свой вес на страховочные ремни и мирно храпела. Причем, если во время процедуры болевых воздействий не было, то животное по окончанию перевязки приходилось будить.

На протяжении всего курса лечения лошади приходилось назначать и общетерапевтические фармакологические средства (витаминотерапия, анаболики), физиотерапевтические манипуляции (лазеротерапия), а также соответствующую диету.

На заключительном этапе лечения активно применяли массаж кожи и сухожилий зоны повреждения, а также моцион, что позволило восстановить мышечную активность конечности, амплитуду сокращений их при сгибании и разгибании, устранить последствия выраженных атрофических явлений.

Анализ терапии представленного клинического случая позволяет нам утверждать возможность лечения лошадей с закрытыми переломами костей стопы, в частности плюсны, без оперативного вмешательства в условиях конюшни. Однако, это требует большого объема клинической работы а также длительного трудоемкого ухода за больным животным.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 8
Гостей сайта: 8
Пользователей: 0