Почему собака так часто бывает похожа на своего хозяина?

Замечали ли вы, что люди, прожившие вместе много лет, становятся похожими друг на друга не только манерой поведения, но и внешне, хотя кровными родственниками не являются? По большому счету это объяснимо: между супругами происходит «обмен гормонами». А вот объяснить такой же биологический феномен, наблюдающийся в тандеме, где фигуранты – человек и собака, в точки зрения биологической науки невозможно. Между тем, он существует, и каждый из нас сталкивался с ним, встречая, например, в сквере или на улице человека с собакой, удивительно похожих друг на друга. Этот «каприз» природы мы попробовали рассмотреть с точки зрения зоопсихологии, разделив внешнее (визуальное) и внутреннее (психологическое) сходство.

Выбирая, «каждый выбирает для себя…»
Если питомец попадает в дом не случайно (например, приблудилась дворняжка к подъезду), а будущий хозяин делает осознанный выбор, уже на этом этапе закладывается будущее сходство. Видимо цель, которую преследует человек (избавить себя от одиночества, приобрести охранника, обзавестись компаньоном, следовать моде и т.п.), воплощается в нечто главное – найти «себе подобного». И он зачастую выбирает именно такого.

Люди с более жестким, волевым характером редко приобретают в друзья легкомысленных и ветреных декоративных собак. Мягкие и застенчивые предпочитают спокойных, уравновешенных и надежных овчарок. Темпераментные и поэтому немного неорганизованные находят друзей среди спаниелей и других «охотников». Я бы назвала это тягой психотипов, и этот процесс впоследствии, через несколько лет проявляется почти полным внутренним сходством человека и зверя, о чем мы расскажем чуть позже.

Внешнее сходство – факт совершенно необъяснимый. Но когда видишь полненького дяденьку «с животиком», а рядом такого же упитанного боксера (и лица странным образом похожи!), опровергнуть этот факт совершенно невозможно.

Кавказец-пацифист
Механизм «взаимопроникновения» человека и собаки мне удалось пронаблюдать на собственном опыте. Когда ко мне попал щенок кавказской овчарки, я уже не была новичком в кинологии. И на замечания соседа: «Подожди, в два года он сожрет и тебя, и твою колли, и всех твоих кошек» отвечала снисходительной улыбкой. Воспитав уже не одну собаку, я твердо знала: у добрых людей по-дурному злых собак не бывает. Строгие охранники – да, но не беспредельщики. Мироощущение хозяина собака перенимает на подсознательном уровне, и если человек любит только себя, и то только после обеда, зверь, какой породы бы он ни был, все равно будет, как говорят собачники, «со съехавшей крышей». А себя-то я знала.

Конечно, природа почти 100-килограммового волкодава брала свое. И травмы у меня были, и «ронял» он меня не один раз, снимая при этом кожу с бедра как шкурку с яблока, и дырки клыками пробивал, когда из драки его вытягивала. Но я с ним непрерывно общалась, разговаривала как с человеком, и постепенно пес стал контролировать и свои движения, и силу рывка.

Потом у нас начался энергетический обмен. Я по характеру была человеком нерешительным, подчиняющимся: вижу, как в магазине 50 граммов недовешивают, а сказать стесняюсь. Он – наоборот, уверенный в своей силе, решительный и на расправу скорый. Пошла своеобразная диффузия, мы как будто дополняли друг друга. И в результате пес научил меня решительности и недоверчивости – никого нового не принимать на веру, он вселил в меня боевой дух, как бы часть своей силы передал. Я же «поделилась» с ним своими человеческими принципами: того, кто слабее, не трогать; всегда бороться за справедливость, даже в ущерб себе; не суетиться по пустякам. Конечно, с точки зрения классической кинологии, я испортила волкодава. С точки зрения человеческой морали, я воспитала социально неопасную собаку социально опасной породы. С точки зрения зоопсихологии за девять с половиной лет мы стали с ним абсолютно идентичны по психотипу. Говорят, мы даже внешне с ним похожи, хотя весит пес в полтора раза больше, чем я.

Собака-«Швондер»
Когда речь заходит об американских стаффордширских терьерах, вспоминаются «ужастики», столь любимые «желтой» прессой. Порода действительно не простая. Выведенные для боев, стаффы обладают агрессивным холерическим характером и всегда готовы к драке. Если их воспитывают неправильно, они опасны даже хозяина. Беда, если такая собака попадает к человеку, неспособному найти с нею психологический контакт. В умелых же руках стафф вполне управляем. Если его хозяин – личность, и собака не может его не уважать.

Инесса Орлихина относится к тому типу людей, которых либо любят, либо ненавидят (полутонов нет), а уважают все. У нее сильный независимый характер, иногда жестковатая, но последовательная манера поведения, требовательный к себе и окружающим модус общения. Стаффиня Айседора (она же Дори) попала к ней уже подростком – в 7 месяцев. Характер молодой собаки, в основном, уже сформировался. И если бы Инесса была другого склада, вряд ли помогла бы и школа дрессировки. Собака может выполнять команды, но в критической ситуации забывать о них. С Дори этого не случилось – безупречно воспитанная, она может дать фору многим немецким овчаркам.

Но разнообразие характера хозяйки – очень теплое, почти материнское отношение к друзьям, к детям, к подчиненным, к животным и, в определенных случаях, «кавалерийские налеты» на провинившегося («руки в боки»: «В чем твоя проблема?») – полностью скопировала Дори. Дурацкой агрессивности, свойственной большинству стаффов, в ней нет. Она, скорее, Швондер – заядлый, ехидный, которому до всего есть дело.

«Сын» Товстоногова и журналист
Передача черт человеческого характера, конечно же, сглаживает породный психотип собаки, но, при этом, делает ее полноправным членом семьи. Ибо семья держится в первую очередь на взаимопонимании, а уж потом на любви.

Скотч-терьер, поселившийся в семье киевского журналиста Андрея Рушковского, - из «интеллигентов». Он – сын шотландского терьера, жившего у Георгия Товстоногова, его предки – из питомника Геринга. Казалось бы, с такими «кровями» он должен был быть самым «скотч-терьерным скотч-терьером». Дело в том, что эти милые «топорики» – норные охотники. И этим сказано все: чтобы вытащить лису из норы, которая к тому же не хочет этого, надо обладать определенными чертами характера. Поэтому все скотчи злобны, азартны, бесстрашны и упрямы. И, как добавка, трудноуправляемы.

Сам же Андрей – человек мягкий, интеллигентный, спокойный (до определенной меры), и взрывается только в самых крайних случаях. Прожив рядом с таким хозяином несколько лет, скотч забыл о природной злобности. Его характерной чертой стала разумная сдержанность.

- Себе на уме! - говорит о нем Андрей. - Мы с ним похожи до неприличия. Особенно это стало заметно после того, как я отпустил бороду.

Не бойтесь испортить собаку!
Я предвижу критические замечания кинологов, особенно тех, кто специализируется на дрессировке: «К чему призываешь, что оправдываешь? Собака должна оставаться собакой, она живет на инстинктах, нечего ее очеловечивать!» Так никто и не собирается этого делать. Просто многие владельцы, боясь испортить собаку, обращаются с нею либо излишне строго, либо ограничивают общение командами. И напрочь забывают о том, что можно быть полностью уверенным в ней только в том случае, если ее и человека связывают теплые душевные чувства.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 38
Гостей сайта: 28
Пользователей: 10