Сравнение методов тренировки собаки

То, что предлагает большинство современных школ по тренировке собак, является манипуляцией их поведением. Тренеры считают, что собака – это набор рефлексов. Умственным способностям собак при этом уделяют лишь незначительное внимание. Чтобы получить желаемое поведение, тренер старается воздействовать на собаку с помощью различных манипуляций и наказаний. Но, так как собака – это НЕ набор рефлексов, а думающее существо, индивидуум с собственным глубоким восприятием и тонкими реакциями на все, что происходит вокруг, ее реакции чаще всего не соответствуют ожидаемым. Поэтому тренеры стараются выискать все новые способы манипуляции и наказаний. Получается, что хваленое «искусство тренера» и «профессиональный опыт», а также «новые методы тренировки» - это всего лишь новые способы манипуляции и наказаний собаки. Если бы это было не так, у нас бы успешно работали не 5% собак, прошедших специальное обучение, а 95%.

Тренеры, которых представляем мы, учитывают ментальное и физическое состояние собаки, а также особенности ее восприятия и умственные способности. Тренировка строится на естественной мотивации собаки и хорошем контакте с хозяином. В данном выпуске я сравниваю эти 2 подхода к тренировке. Моим консультатном была русская тренер Ольга Макарова (Москва).

Методы тренировки, основанные на идеологии «Собака – это набор рефлексов»

Основной постулат: хозяин – это лидер, который может требовать от собаки выполнение любых заданий в любых условиях любыми методами, даже если они агрессивны.

С этой точки зрения любая собака – это инструмент; любая тренировка – это «вынужденное насилие».

  • Методы тренировки основаны на механическом воздействии на собаку, согласно принципу «стимул - реакция». Умственные способности собаки практически не учитываются.
  • Сигналы собак игнорируются частично или полностью.
  • Тренер не придает большого значения тому, как тренировка отразится на физическом и ментальном состоянии собаки. Поэтому тренировка нередко приводит к физическим и психическим травмам.
  • Собаку обучают даже в состоянии стресса. Сама тренировка часто становится источником сильнейшего стресса, так как включает наказания и чрезмерные физические и психические нагрузки.
  • Из-за высокого стресса продолжительность обучения больше, а качество ниже.
  • Практика показывает, что результаты такой тренировки не стабильны. Собаки часто ошибаются, так как их усилия в основном направлены на избегание негативных реакций тренера, а не на выполнение заданий.

Тренировка служебных собак

До сих пор существуют способы тренировки служебных собак, которые создают у собаки сильный стресс - травлей, криками, побоями и условиями содержания. Эти способы появились из ложного убеждения, что для выполнения определенных заданий собака должна превратиться в робота. Таких собак готовят, целенаправленно нанося им психические травмы и раздражая до тех пор, пока они не станут автоматически нервно реагировать на определенные раздражители.

Однако, как многократно показала практика, такие собаки становятся исключительно опасными. Они не способны выполнять свои задания в полной мере – или не выполняют их вообще. Задания, которые они заучивают на тренировочных площадках, не соответствуют реальным ситуациям. Реальные ситуации отличаются от тренировочных своим разнообразием и спонтанностью. Для выполнения любой работы собака должна быть здорова ментально и физически, уметь самостоятельно думать и иметь хорошую связь с хозяином. Стрессовая тренировка лишает ее именно этих качеств. Физические и психические травмы, полученные собакой на дрессировке, делают ее инвалидом уже в самом начале служебной карьеры.

Один только план тренировок способен привести собаку к сумасшествию: сначала собака насильственно учится во всем подчиняться воле «доминантного» хозяина, а потом, на второй стадии обучения, с нее требуют самостоятельного выполнения заданий. В результате собака оказывается в ситуации сильнейшего внутреннего конфликта, который серьезно отражается на ее психическом состоянии: если собака знает, что хозяин всегда доминирует, логично было бы предположить, что он должен защищать себя сам.

Приверженцы старой школы постепенно начинают понимать абсурдность стрессовой тренировки служебных собак. По сообщениям тренеров, знакомых со старой школой на собственном опыте, целенаправленное травмирование собаки во время тренировки для выполнения служебных заданий является старым заблуждением: во время «тренировки» собаку привязывают, чтобы она не убежала, и болезненными наказаниями и травлей приводят к вызванной страхом агрессии (защитная агрессия). Эту агрессию называют «защитным инстинктом», «Бойцовый инстинктом», «Защитная агрессией». В заданиях, намуштрованных во время занятий, не надо искать смысл, так как они не встречаются в естественных условиях и необходимы только для успешной сдачи формальных экзаменов.
Во многих странах Западной Европы тренировка, основанная насилии и манипуляции поведением, запрещена Законом о защите животных. За использование электрошокового ошейника шведский закон по защите животных предусматривает 4 года тюремного заключения. В Австрии методы тренировки и содержания охотничьих собак все больше противоречат закону, что вынуждает охотников искать более гуманные способы подготовки собак.

Тем не менее, жестокая тренировка все еще полулегально и нелегально практикуется отчасти из-за того, что владельцы не знают альтернатив и не задумываются о ее последствиях. По предварительным оценкам австрийских экспертов-кинологов, через 20 – 30 лет этот вид тренировки будет полностью заменен методами, основанными на развитии естественных способностей собак.

Помимо этической, у такой замены есть экономическая причина: стоимость служебной собаки, подготовленной с помощью насилия, значительно выше, чем стоимость собаки, обученной с использованием ее естественных качеств. При этом срок службы травмированных тренировкой собак наоборот, значительно ниже.

Тренировка собак - компаньонов

Немало ответственных хозяев, которые хотят научить собаку жить в семье. Не понимая сигналы собаки, не зная о стрессе и психологии обучения собак, они слепо доверяются тренеру и выполняют его указания, хотя нередко чувствуют, что причиняют своей собаке вред.

По аллее шла женщина с собакой на поводке. Через некоторое время женщина остановилась и дернула собаку за поводок. Тогда собака остановилась тоже. Женщина неподвижно стояла, выпрямившись, как стрела, и смотрела вперед. Собака оглянулась назад: она заметила, как сзади к ней приближается другая собака, и начала внимательно наблюдать за ней. Через несколько секунд женщина снова дернула за поводок. Собака дернулась и повернула голову вперед. Так они постояли неподвижно несколько секунд. Снова шаг. Снова рывок. Собака снова оглянулась назад и снова получила рывок. Через пять шагов, на каждом из которых проделывались все эти «процедуры», женщина и собака пошли дальше. Пройдя несколько метров, они снова проделали всю комбинацию из остановок, вытягивания, рывков и одиночных шагов. Так собаку учили избегать рывков за поводок; она должна была стараться концентрироваться на действиях хозяйки и ходить рядом.

Во время ходьбы собаке на поводке быстро наступали на лапу каждый раз, когда она ускорялась и забегала вперед. Собака моментально прекратила забегать вперед и при ходьбе стала напрягаться и оглядываться на хозяина.

Тренировкой внимания называется действие, когда хозяин быстро идет с собакой на длинном поводке. Когда собака достаточно разбежится, хозяин резко разворачивается и бежит назад. Собака, не зная о том, что хозяин изменил направление, продолжает бежать дальше. Скоро она получает сильный внезапный удар по шее и оказывается вынужденной бежать за хозяином. В следующий раз она должна концентрироваться на движениях хозяина.

Эти способы «дрессировки» можно назвать безобидными, если сравнивать их с альфа-бросками, травлей, избиением и т.д. Тем не менее, они вовсе не безвредны как для психики, так и для физического здоровья собаки. Здесь уже неважно, получит ли собака лакомство или нет: во время «урока» она регулярно получала физические и психические травмы. Когда она закончит курс, она, возможно, какое-то время будет бояться ходить на поводке или отступать от ноги хозяина; возможно, она получила специфическую травму и начнет внезапно набрасываться на других собак или людей, вынуждая хозяина водить ее на новые курсы дрессировки – теперь уже по коррекции поведения. В любом случае, за время тренировки она не научилась ничему, кроме как избегать неприятных ощущений и приобрела целый набор негативных ассоциаций (правда, никто не может сказать, каких именно).

Приближаясь друг к другу на аллее парка, одна из собак начала показывать признаки агрессии. Хозяйка сунула ей под нос мешок с лакомствами и, отвлекая таким образом, отвела в сторону. Нормально ли всю жизнь ходить с мешком с лакомствами в кармане? Можно ли решить проблему агрессии таким образом? Конечно нет! Собаку надо снова сделать социальной. Во время встречи с сородичами собака, чье внимание приковано к отвлекающему объекту, не научится справляться с ситуацией. Помимо этого, заветный мешок со временем станет неинтересным, в то время как естественный интерес к сородичам останется навсегда. Ее инстинкт будет требовать социальных контактов все сильнее, поэтому агрессия по отношению к сородичам со временем усилится.

Вместо того, чтобы концентрировать внимание собаки на мешок с лакомствами, хозяйка могла бы встать между ней и другой собакой и медленно, по дуге провести ее мимо. Она могла бы отойти в сторону и также успокоить ее сигналами, оставаясь на одном месте. Повторяя такие сеансы каждую встречу, она могла бы решить проблему. Дополнительно можно было бы провести аналогичную тренировку по смене ассоциаций на тренировочной площадке.

Недостатки насильственной стрессовой тренировки очевидны. Однако многие люди по-прежнему покорно отводят своих собак в школы, где инструкторы подвергают собаку истязаниям, уверяя хозяев, что они воспитывают их собаку и куют из их собак защитников, и что собаке их породы необходимо именно такое развлечение.

Методы тренировки, основанные на идеологии «Собака – это думающее животное, похожее на нас»

Основной постулат: Собаки – это наши друзья. Мы учимся жить вместе, вместе изучаем мир и сотрудничаем.

Роль лидера в повседневной жизни выполняет человек; во время работы лидером становится собака, так как рабочие задания она выполняет лучше.

  • Собака рассматривается как высокоразвитое животное, способное анализировать происходящее и имеющее свою волю.
  • Методы разрабатываются, исходя из естественных возможностей собаки, с учетом физиологических и ментальных процессов, которые мотивируют собаку к тем или иным действиям.
  • Тренер ориентирует свои действия на сигналы собаки
  • Тренер всегда продумывает, как тренировка отразится на физическом и ментальном состоянии собаки. Занятия должны развивать умственные и физические способности собаки.
  • Собаку не обучают в состоянии стресса. Тренировка не должна являться источником стресса. Наказания и чрезмерные физические и психические нагрузки исключены.
  • Несмотря на дополнительные затраты времени на создание контакта с тренером, время обучения снижается.
  • Результаты тренировки стабильны. Ошибки маловероятны, так как собака работает на естественной мотивации, в кооперации с тренером.

Открытие сигналов примирения еще раз показали, что собаки участвуют в нашей жизни гораздо активнее, чем мы предполагали ранее; они способны думать и чувствовать. Поэтому роль биороботов для выполнения команд им не подходит. Тренировка должна включать диалог с тренером, развитие органов чувств и способность самостоятельно решать задачи. При этом тренер использует методы, основанные на психологии обучения собаки: построении положительных ассоциаций, использовании естественной мотивации, способности анализировать происходящее.

Одни задания собаки с удовольствием выполняют сами, только потому, что чувствуют свою связь с нами, умеют и любят решать задачи. Другие они выучивают в ходе специальной тренировки. Чем больше способ тренировки соответствует естественному восприятию собаки, тем быстрее она учится, тем охотнее она применяет выученные навыки на практике. Упражнения, выученные с удовольствием, дольше сохраняются в памяти собаки, а значит, не требуют трудоемкой дополнительной муштры и коррекции – точно так же как у людей.

Современная тренировка ставит целью обучить собаку полезным навыкам, одновременно оздоравливая ее ментально и физически. В результате занятий характер собаки укрепляется, развиваются ее умственные способности, улучшается физическое самочувствие, укрепляется связь с хозяином. На этом фоне поведение собаки улучшается само собой.

Тренировка служебных собак

Собаку можно тренировать только на те задания, к которым она приспособлена генетически и которые она может выполнять согласно складу своей психики. Причем, склонности собаки определяются не только ее породой, но и индивидуальным состоянием. Так, пугливые овчарки не могут быть защитниками; нервный, нетерпеливый лабрадор может работать терапевтом для больных людей.

Для выполнения служебных заданий отбираются собаки соответствующих пород. Так, для охраны отбираются только собаки служебных пород. Их работа основана на их естественном поведении. Тренер должен лишь откорректировать и отшлифовать ее. Специальные натаскивания при таком подходе исключаются.

В отличае от старых методов тренировки, собаку не блокирует страх перед тренером или стресс, связанный с самой тренировкой. Она не должна автоматически концентрироваться на действиях, избавляющих ее от наказаний. Ее основная мотивация основана на интересе к работе, стимулирующей ее естественные потребности, например, в работе носом, интересе или осознании необходимости этой работы для тренера, ее лучшего друга. Поэтому она может хорошо сосредоточиться на заданиях и от этого выполняет их значительно надежнее.

Тренировка собак – компаньонов

Основная цель подготовки собак – компаньонов состоит не в отработке команд, а в работе над укреплением контакта между хозяином и собакой. При этом тренер уделает большое внимание обучению хозяина понимать свою собаку, правильно реагировать на ее сигналы и действовать согласованно. На этом базисе отрабатываются и другие необходимые навыки.

Многие люди до сих пор скептически относятся к возможности использования умственные способности собак в тренировке, несмотря на то, что именно эти способности позволили собакам научиться жить рядом с нами и выполнять столько важных заданий.

Тюрид Ругос разработала метод обучения собаки ходить на провисающем поводке, зовя ее за собой, и следовать за ней, только если собака не тянет за поводок и спокойно идет рядом. Этот метод был успешно опробован на более четырехстах собаках из разных стран.

Одна из тренеров использовала коммуникацию для обучения своей колли избирательно лаять на прохожих - отпугивать от забора людей и не обращать внимания на пробегающих мимо животных. Она просидела со своей собакой несколько ночей на балконе, наблюдая за происходящим у забора. Когда мимо забора проходил человек, она не давала собаке никакого дополнительного сигнала, и собака могла лаять вволю. Но как только мимо пробегал зверь, она привлекала внимание собаки особым сигналом, и когда глаза хозяйки и собаки встречались, она тихо просила ее молчать. Уже через несколько дней собака поняла, что ее хозяйка разрешает ей лаять только на людей.

Собака убегает от хозяина и занимается нежелательной охотой из-за недостатка ментальной и физической нагрузки в повседневной жизни, от скуки на прогулках на одном и том же неприятном или неинтересном месте, испытывая потребность удалиться от грубого хозяина, от того, что не выполняется ее естественная потребность в ощущении запахов и поиске следов и др.

Поэтому работа тренера направлена на усиление контакта собаки с хозяином, в том числе и во время прогулки («контактная прогулка»), чтобы собака почувствовала себя частью семьи, и слово хозяина стало для нее важнее, чем внешний раздражитель. Необходимо также отрабатывать контроль эмоций и послушание. Комплекс мероприятий предусматривает специальные занятия, удовлетворяющие охотничий инстинкт собаки, например, поисковая работа. Игры с хозяином и разнообразная окружающая среда делают прогулку интересной. В крайнем случае можно подбирать для прогулок разнообразные места, где собаке было бы интересно, но чтобы собака не настолько привыкала к ним, чтобы убежать дальше. В лесу, где следов много, справиться с инстинктом охотника действительно сложно. Поэтому собаку нужно водить на длинном поводке (примерно 10 м.).

Тренировки по отучению собаки охотиться и убегать на прогулке должны полностью исключать механическое воздействие так как поведение собаки мотивируется сильным инстинктом, который невозможно задавить навсегда: боль от ударов током и другие наказания забываются, в то время как раздражители из окружающей среды – запахи, быстрые движения животных и т.д. – как и прежде вызывают инстинктивные реакции собаки. Сам процесс охоты доставляет удовольствие и является сильнейшим поощрением, которое невозможно затмить воспоминанием о наказании. Кроме того, при механическом воздействии на собаку ее организм слабеет ментально и физически, разрушается связь с хозяином, появляется общая неуверенность в себе и снижаются способности. Этого состояния уже достаточно, чтобы у собаки появились вторичные проблемы поведения.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 30
Гостей сайта: 23
Пользователей: 7