Вопрос о наказании

Разговор о правомерности и воздействии наказания бесконечен. Он объединяет такое количество тем, которые трудно представить в рамках статьи.

Поэтому в данной статье я хочу лишь вкратце очертить эту тему. Моей основной мыслью при этом является вывод, сделанный всемирно известным экспертом-кинологом, исследователем поведения собак Тюрид Ругос, о том, что у нас нет совершенно никаких причин для того, чтобы наказывать собаку.

Мы все давно научились называть себя «разумными», но когда дело касается общения с собакой, мы зачастую скатываемся в какие-то дебри невежества и сразу же хватаемся за наказание, как за спасительную соломинку. Кстати, многие из вас, наверное, уже заметили, что и толка от наказания чаще всего не больше, чем от соломинки.

Вопрос о том, как, когда и каким образом наказывать собаку уже сам по себе превратился в наказание. Создается такое впечатление, что этот вопрос стал чуть ли не одним из основных, когда собачники на своих форумах говорят о воспитании, тренировке или о повседневном общении с собакой. Что нам известно о наказании, и заслуживает ли обсуждение способов наказания такого внимания?

Действительное воздействие наказания на собаку не соответствует тому, которое мы себе представляем.

«Почти все хозяева наказывают свою собаку не в тот момент: если с помощью наказания и можно добиться кратковременного улучшения поведения, наказывать нужно в точно определенный момент времени, причем речь здесь идет о десятой доле секунды! Это особенно важно, если наказание должно остановить действия, совершаемые в состоянии аффекта, такие, как например агрессия по отношению к другим собакам.

Сильные чувства чаще всего мгновенно вызывают реакции. Когда мы наблюдем поведение собак, то создается впечатление, что у них восприятие раздражителя и реакция на этот раздражитель бесшовно переходят друг в друга. Человеческий мозг, очевидно, реагирует несколько медленнее, чем собачий, поэтому когда собака начнет лаять на другую собаку, делая при этом выпады вперед, мы еще несколько секунд продолжаем стоять, как парализованные – а потом наказывать собаку уже поздно.

Чтобы наказание хоть как-то помогло, наказывать надо в начале нежелательного действия, например, когда собака только начинает тянуть за поводок и лаять. Для этого мы реагируем, как правило, слишком медленно, и, следовательно, уже от самого этого промедления наказание не имеет никакого смысла.

Уже через несколько секунд после наступления сильной реакции у собаки наступает своего рода блокада, и она больше не способна воспринимать информацию, которая от нас исходит. Видя отсутствие реакции, многие чувствуют потребность кричать, резко рвать за поводок или даже бить своих собак. Такие отчаянные попытки достучаться до сознания своей собаки даже сквозь блокаду, выражают их беспомощность в данной ситуации. Если эту беспомощность проявляет собаковод-любитель, то ее еще можно как-то оправдать (хотя остается пожелать, что этот человек быстро научится понимать поведение своей собаки и больше не допустит подобных ситуаций). Профессиональному тренеру, который предлагает воспитание собак в качестве квалифицированной платной услуги, это непростительно.

Если у человека достаточно быстрая реакция и если он хорошо знает поведение обучения собаки, ему не потребуется ни повышать голос, ни применять жесткие методы наказания. Самый эффективный способ разрешить назревающий конфликт – это просто не допустить нежелательное действие. Для этого надо сказать спокойно и уверенно «Нет» (если возможно - с секундной точностью). При этом не надо кричать на собаку или причинять ей боль, например, рывками за поводок.

Процесс обучения и наказания.
Как, собственно, протекает процесс обучения в мозге животного? Мозг состоит из различных взаимосвязанных частей. Во время логического обучение в неокортексе, так называемом «новом» слое мозга, активируется процесс мышления, который сильно зависит от состояния другой, значительно более старой области мозга – лимфатической системы. Эта часть мозга регулирует чувства животного. Доминантное поведение хозяина, наказание, а также страх перед возможным наказанием приводят животное в состояние стресса. Этот стресс негативно влияет на лимфатическую систему и, соответственно, на чувства, в результате чего происходит замедление, а возможно даже и блокада логического обучения и мышления.

Это состояние каждый из нас уже испытал на себе: в какой-то ситуации мы начинаем беспокоиться так сильно, что практически теряем способность думать, наши действия определяют эмоции, мы чувствуем себя беспомощными, злимся и т.д. Так или иначе, мы чувствуем себя плохо.

Точно также мы чувствуем себя, когда нам задают математическое задание, которое мы не способны решить, а кто-то подсмеивается над нами за это или принимает за дурака. Нас обуревает стыд, злость, неловкость; внезапно мы вообще прекращаем думать ясно, потому что области мозга, которые отвечают за логическое мышление, оказываются заблокированными: сильные чувства вывели из строя.

В подобной ситуации собака испытывает то же самое, что и мы: если собаке поставить задачу, которую она не понимает или не способна ее решить, и если в дополнение к этому она чувствует нетерпение и недовольство своего хозяина и боится наказания, негативные чувства животного блокируют мышление, и работа ухудшается».
(Андерс Халлгрен «Альфа-синдром: лидерство или неоправданная жестокость»)

Внезапно обрушивающееся наказание дает неуверенность в себе и ломает психику.

Что бы вы почувствовали, если оказались в обществе папуасов и вам то и дело внезапно причиняли бы боль или ругали за какие-то действия, которые вы никак не могли бы определить для себя как аморальные. Вы никогда бы не знали, что именно не понравилось окружающим и как вам надо изменить свое поведение, чтобы все были довольны вами или просто перестали, наконец, вас наказывать. И если среди папуасов не найдется того, кто подробно объяснит вам ваши ошибки, и ситуация сохранялась бы долгое время, вы бы стали подавленными, нерешительными или просто сошли бы с ума.

Если пример с папуасами вас не убедил, то вспомните, как вы себя чувствуете, когда мучаетесь с поясницей. Как только вы оправились, боль вновь внезапно поражает вас, как гром среди ясного неба. В конце концов, вы начинаете невольно думать только о том, как бы вас не «схватило». Вы будете бояться двигаться, поскольку неизвестно, на какое движение ваша поясница отреагирует резкой внезапной болью. Ожидание внезапной боли привнесет напряжение во всю вашу жизнь.

Так как структура мозга у людей и животных одинакова и отличается только величиной неокортекса, мы можем перенести этот пример с людей на собак. Мы наказываем наших собак с их точки зрения совершенно внезапно, поскольку нам чаще всего непонятно, почему собака повторяет то или иное действие, которое нам не нравится: наши знания о собаках недостаточны для того, чтобы до конца разобраться в причинах их поведения. Поэтому ясно, что очень часто посредством наказания мы подвергаем братьев наших меньших стрессу и делаем их неуверенными в себе.

При изучении воздействия наказания на собаку, всемирно известный тренер Тюрид Ругос (Норвегия) включила в программу своих курсов по подготовке тренеров следующий эксперимент, который «...помогал будущим тренерам на себе испытать состояние собаки в аналогичных ситуациях. Студенты сидели в классе, ничего не делая. Возможно, они просто слушали звуки вокруг себя или о чем-то думали. Я неожиданно останавливалась возле кого-нибудь студента и начинала «злиться» на него или вдруг говорила ему «НЕТ!». Никто не понял, что я имела в виду, говоря «НЕТ!», ведь я могла это сказать в тот момент, когда студент тянул руку, крутил карандаш, вытирал нос и т.п. По окончании эксперимента, несмотря на то, что я предупредила студентов о том, как будет проходить этот эксперимент, все участники чувствовали себя очень неприятно, и это чувство сохранялось еще длительное время. Они так и не поняли, что я имела в виду, говоря им «Нет!». (Тюрид Ругос «Лай - о чем говорят собаки?»)

Наказание несправедливо с точки зрения морали.

Надо призвать собачников «всех типов и мастей» к разуму. По логике вещей наказывать можно только того, кто виноват. Причем виноватым может быть тот, кто способен понять правила совместной жизни в социуме и кто преднамеренно их нарушает, мешая жить окружающим. В этом случае окружающие имеют право дать понять нарушителю, что он ведет себя неправильно. Если же член общества не понимает, какие именно правила он нарушает, то в разумном обществе ему сначала подробно объясняют эти правила. Наказания же применяются только в том случае, когда член общества преднамеренно продолжает нарушать правила, игнорируя просьбы окружающих.

У собак нет тех понятий о моральных или каких-то других ценностях, которые есть у нас. Поэтому мы, воспитывая собаку, должны сосредотачиваться не на методах наказания, а на объяснении ей того, чего бы мы не хотели, чтобы она делала, то есть должны поставить ей определенные рамки действий. В противном случае наши действия воспринимаются собакой как внезапные, непредсказуемые. Так мы наносим собаке психическую травму.

Есть ли наказание в природе?

Жестокое наказание считалось совершенно необходимым и естественным, поскольку наказывая собаку, человек всего лишь «играл роль истинного вожака» и указывал индивидууму низшего ранга – собаке – его место. При этом считалось, что волки поступают точно так же.

Однако, как показали исследования волков в их естественной среде обитания, сообщество волков основано на совершенно других принципах и правилах. Их социальные отношения построены, прежде всего, на доверии и уважении друг к другу. Это связано с тем, что любая социальная группа создается с целью повышения вероятности выживания всех ее членов. Раздоры и агрессия, наоборот, приводили бы к созданию напряженных отношений между ее членами, частым ранениям и снижению способности к кооперации. Новые члены группы, прежде всего щенки, получают возможность выучить ее правила, научиться необходимым для жизни навыкам, а также наработать необходимую в жизни уверенность в себе. Поэтому более взрослые члены группы – родители, старшие братья и прочие родственники щенка – создают ему спокойную, дружественную обстановку. Причем элементы воспитания включают, прежде всего, сигналы, предупреждающие щенка о нарушениях. Обратите внимание: это не наказание, а предупреждение, то есть своего рода «уроки» поведения! Эти уроки проявляются в языке телодвижения и в звуковых выражениях. Никаких травм, никаких негативных ассоциаций, а тем более никакого хулиганства в виде побоев! Только обучение!!!

Щенок приходит к нам в дом с мыслью, что он, покинув свою спокойную семью, пришел в новую семью, к своим новым родителям. Он инстинктивно ждет от них такого же спокойного, ласкового, терпеливого обращения. Вместо этого, новые родители начинают обращаться с ним по каким-то странным, несобачьим правилам, которые он никак не может понять, так как правил много, и они не имеют для него никакого смысла, а в ряде случаев противоречат его инстинктам. Если он сделал что-то, что хозяевам показалось неверным, его наказывают – ругают и даже причиняют боль! Со временем щенок расстраивается, теряет уверенность в себе, его изначальное инстинктивное доверие к хозяевам превращается в недоверие, он уходит в себя. Его контакт со своей «стаей» перестает быть открытым общением, основанном на взаимной любви, интересе и желании учиться, и постепенно ограничивается обменом, похожим на куплю-продажу. Многие хозяева совершенно не замечают эту перемену и считают нормой именно такой контакт! (Тюрид Ругос, «Сигналы примирения»)

Продолжение следует...
С уважением, Ольга Кажарская, зоопсихолог.

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 50
Гостей сайта: 36
Пользователей: 14