Некоторые аспекты изучения поведения собак

С самых далеких исторических времен животные являются постоянными спутниками человека. Одни снабжают нас едой и одеждой, другие наносят ущерб нашему хозяйству, третьи служат верными помощниками в труде, четвертые украшают наш досуг. И буквально все, что связывает человека с миром животных, имеет отношение к их поведению. Именно особенностями своего поведения собака привлекла внимание человека.

Человек на протяжении долгого времени одомашнивал собаку, приспосабливая ее к своим потребностям, к своему быту и во многом очеловечивая ее. Тем не менее поведение собаки продолжает подчиняться всем тем закономерностям, которые характерны для других животных.

Поведение животных - это способ их адаптации к окружающей среде при помощи активного перемещения и общения между особями, обеспечивающий выживание и успешное воспроизведение как отдельного животного, так и вида в целом. Если жизнь - наиболее сложная форма существования материи, то поведение - наиболее сложное проявление жизнедеятельности. Все, что происходит в организме животного - физические, химические, физиологические процессы, в конечном итоге проявляется во внешней его активности, в поведении. И наоборот, именно поведение обеспечивает нормальное отправление всех жизненных функций. Исключительная сложность поведенческих актов предполагает многосторонний подход к его изучению.

При изучении поведения можно выделить три основных элементарных типа поведенческих актов.

1. Инстинкты - это врожденные, шаблонно выполняющиеся акты поведения, которые проявляются в ответ на действие строго специфических раздражителей, как правило, при первой же встрече с ними. Так, например, первая реакция новорожденного щенка - это поиск соска матери; самка, впервые рожающая детеныша, без всякого обучения начинает его вылизывать, перекусывает пуповину, съедает послед и т. д.

Пищевой, половой, оборонительный, ориентировочный, материнский и некоторые другие, более специальные инстинкты служат той врожденной основой, на которой строится все дальнейшее поведение.

2. Акты поведения, формирующиеся на основе обучения. Эти элементы обучения в отличие от инстинктов быстро возникают в случае повторения конкретных жизненных ситуаций. К этой категории можно отнести хорошо известные собаководам условные рефлексы. При их образовании нейтральный раздражитель приобретает сигнальное значение для животного в результате сочетания с раздражителем, вызывающим инстинктивную реакцию. Вся дрессировка животных основана именно на таком сочетании.

3. Элементарная рассудочная деятельность. Каждый человек, имеющий дело с животными и особенно с собаками, рано или поздно сталкивается с такими формами поведения, объяснить которые только сочетанием условных и безусловных рефлексов невозможно. У высших животных на базе их общения, постоянного усложнения поведения возникают элементы рассудочной деятельности, способность к обобщениям, абстрагированию, предугадыванию событий.

Если мы обратимся к классикам естествознания, то увидим, что крупнейшие биологи и философы считали, что некоторые элементы разума существуют и у животных. Этот вывод уже около 100 лет назад сделал Ч. Дарвин, указывая на то, что высшие животные, так же как и человек, обладают памятью, воображением и разумом. При этом Дарвин рассматривал поведение и психику животных как предысторию человеческого разума. Ф. Энгельс писал о том, что у животных способность к сознательным действиям развивается в соответствии с развитием нервной системы и достигает у млекопитающих достаточно высокой ступени. Экспериментальному изучению элементарной рассудочной деятельности животных посвящены исследования таких крупных ученых, как В. Вагнер, В. Келер, Р. Иеркс, Н. Лодыгина-Котс, Г. З. Рогинский.

Противники признания у животных элементов рассудочной деятельности нередко ссылаются на авторитет крупнейшего советского физиолога И. П. Павлова, якобы отрицающего наличие у животных каких-либо зачатков конкретного мышления. Действительно, И. П. Павлов был противником антропоморфизма в исследовании по ведения животных. Он не отрицал наличие элементов мышления у животных, имеющих черты сходства с мышлением человека, однако он был ярым противником нефизиологического объяснения этого процесса.

Исследованию этой сложной проблемы посвящены работы члена-корреспондента АН СССР, профессора Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Л. В. Крушинского. Он полагает, что наиболее характерное свойство элементарной рассудочной деятельности животных - их способность улавливать простейшие законы, которые связывают предметы и явления окружающей среды, и возможность использования этих законов при поведении в новых ситуациях. В том, что животное сразу, без специального обучения может принять правильное решение, и заключается уникальная особенность рассудочной деятельности как приспособительного механизма в многообразных, постоянно меняющихся условиях окружающей среды. Этот способ приспособления организма в среде возможен только у животных с хорошо развитой нервной системой.

Изучение элементарной рассудочной деятельности очень сложное дело, прежде всего из-за трудности подбора тестов, с помощью которых ее можно объективна оценить.

В лаборатории Л. В. Крушинского проводится экспериментальное изучение элементарной рассудочной деятельности животных с помощью двух объективных тестов. Первый из них - способность к экстраполяции направления движения. Под этим математическим термином понимается способность животного по начальному направлению движения пищевого раздражителя определить его дальнейший путь за преградой. Мысль о возможности проведения этого эксперимента в лаборатории пришла после наблюдения за поведением охотничьей собаки. Собака шла с помощью верхнего чутья за бегущей по земле птицей, птица забежала в куст и там затаилась. Собака обежала куст и приняла стойку, как бы преградив птице дорогу, т. е. как бы продолжила линию движения птицы.

В другом случае по направлению, перпендикулярному пути бегущей собаки, двигался грузовик. Если бы собака продолжала двигаться в том же темпе, она через несколько секунд оказалась бы под колесами автомобиля. Однако собака ускорила бег и успела пробежать место пересечения путей еще до того, как машина достигла его. Затем животное снова побежало с прежней скоростью.

И в первом, и во втором случаях собакам пришлось экстраполировать, т. е. прогнозировать дальнейший ход события.

Изучение способности животных к экстраполяции в лаборатории осуществлялось следующим образом.

Животному давали корм через вертикальную щель, находящуюся в середине непрозрачной ширмы, за которой рядом стояли две кормушки: опытная с кормом и контрольная - пустая. После того как животное в течение нескольких секунд ело через щель, кормушки начинали раздвигать в разные стороны до тех пор, пока они не скрывались за непрозрачными клапанами. Чтобы найти исчезнувший корм, животное должно экстраполировать направление движения корма и обойти ширму а соответствующей стороны. В случае решения этой задачи ее усложняли при помощи приставок, цель которых - изменить путь от щели к корму. В этом случае животному необходимо было не только правильно выбрать направление движения приманки, но и сделать поправку на подражателю и окружающей его обстановке.

Проведенные исследования показали, что животные разных видов по-разному решали предложенные им задачи. Результаты соответствовали уровню развития мозга данного вида. Собаки оказались в числе наиболее способных (намного лучше кошек и серебристо-черных лисиц, но несколько хуже волков и медведей).

Второй тест, используемый в лаборатории - определяет способность животных оценивать некоторые геометрические свойства предметов (оперирование эмпирической размерностью фигур). Опыты с собаками ставились следующим образом.

В помещении ставились рядом герметически закрывающийся цилиндр, пирамида и треугольная плоскость (равная плоскости одной из граней пирамиды). После того как собака в течение нескольких секунд принимала пищу из цилиндра, помещенного между непрозрачным экраном и глухой стеной, ее отводили и привязывали к приколу, находящемуся в восьми-девяти метрах от центра экрана. Хозяин собаки шел за непрозрачный экран и помещал цилиндр с пищей в пирамиду. Затем, взяв пирамиду или треугольную плоскость, он шел вдоль глухой стены, вращая при этом фигуру. На расстоянии десяти - двенадцати метров от экрана ставил фигуру за укрытие. Такая же процедура проводилась с другой фигурой которую помещали за укрытие с противоположной стороны от экрана. Собаку спускали с поводка. В течение одной минуты ей предоставлялась возможность выбрать сторону, куда была унесена объемная фигура: когда собака находила объемную фигур ее не поощряли кормом из нее. Так исключалась возможность установления ассоциации между объемной фигурой и кормом. С каждой собакой ставилось два опыта. Во втором опыте последовательность и направление уноса корма менялись. Спущенные с поводка животные, как правило, направлялись к месту подкормки за ширмой. Не найдя там корма, большинство собак бежало за укрытие, где находилась одна из фигур. Это показывало, что исчезновение корма за ширмой они связывали с перемещением фигур за укрытие. В ходе опытов было выявлено, что для собак эта задача представляла довольно значительную трудность, но тем не менее в ряде случаев она была решена. А при многократных повторениях все собаки справлялись с задачей. Более высокие, чем у собак, результаты доказали дельфины и обезьяны.

Эти два теста, несомненно, лишь частные случаи во всем многообразии проявления элементарной рассудочной деятельности. Однако еще раз подчеркиваем, что придумать задачу, которая бы удовлетворяла требованиям эксперимента и подходила бы для животных разных видов, - очень сложно.

Говоря об элементарной рассудочной деятельности животных, нельзя забывать о том, что она качественно отлична от человеческого мышления. Следует помнить о том, что люди часто склонны переоценивать способности своих любимцев и приписывать им не существующие на самом деле способности. Поэтому нужно с большой осторожностью оценивать рассказы очевидцев о том или другом поступке собаки.

Все три описанные выше параметра поведения - инстинкты, обучение и элементарная рассудочная деятельность - тесно взаимодействуют друг с другом. В экологическом аспекте значение их различно. Врожденные компоненты обеспечивают стабильность системы поведенческого репертуара, характерного для определенного вида. На их основе осуществляются адаптации к медленно и закономерно протекающим изменениям внешней среды, как, например, смена времен года или чередование дня и ночи. Обучение и элементарная рассудочная деятельность. обеспечивают лабильность поведения и позволяют животным адаптироваться к быстро изменяющимся факторам среды. Таким образом, поведение - это сложная интегрированная форма деятельности, основанная на взаимодействии инстинктов, обучения и элементарной рассудочной деятельности.

При изучении поведения важное значение имеет степень врожденности того или другого акта поведения. Исследователей привлекает наличие у собак разных пород, характерных форм поведения. Например, американский ученый Уитней исследовал наследование гона у гончих собак, всегда гоняющих зверя с лаем, с породами собак, не лающих на следу зверя. В первом поколении рождались лающие на следу собаки. Во втором поколении наблюдалось расщепление на лающих и не лающих на следу собак. Таким образом, способность подавать голос оказалась доминантной, в то же время интонация голоса, характерная для гончих, гибридами не наследовалась.

Доминирующим признаком оказалась и манера разыскивать дичь с помощью верхнего чутья, характерного для подружейных собак. Гибриды, полученные от скрещивания их с гончими, наследовали эту способность.

Манера молодых немецких легавых преследовать добычу с подлаиванием оказалась рецессивной по отношению к молчаливому способу охоты, характерному для пойнтеров.

Известно, что различные породы собак по-разному относятся к воде. Гибридологический анализ выявил, что любовь к купанию и плаванию в воде типичная для ньюфаундлендов и спаниелей, доминирует при скрещивании собак этих пород с породами собак, не имеющих склонности к воде.

Генотипические факторы играют большую роль в формировании оборонительного поведения собак. Как известно, оборонительное поведение животных выражается в двух формах: пассивно и активно оборонительной. Пассивно оборонительная реакция проявляется в боязни различных новых раздражителей. Особенно большую и постоянную боязнь проявляют собаки по отношению к незнакомому человеку. Активно оборонительная реакция, или, как ее назвал И. П. Павлов, сторожевой рефлекс наиболее ярко проявляется также по отношению к незнакомым для собаки людям. Активно оборонительная реакция у собак выражается в двух формах: в виде облаивания незнакомого человека, однако без попыток укусить его и с попыткой укусить. И наконец, у собаки может полностью отсутствовать активно оборонительная реакция по отношению к человеку.

Проведенные исследования показали, что в проявлении оборонительных реакций генотипические факторы играют существенную роль. Другим важным фактором в формировании оборонительного поведения животных оказались условия, в которых оно выращено.

Первой работой в этом направлении была работа С. Н. Выржиковского и Ф. П. Майорова, проведенная по инициативе и под руководством И. П. Павлова. Ими были воспитаны две группы щенков: одна в условиях полной свободы, другая - в изоляции. Животные, выросшие в изоляции, оказались трусливыми. Подобные опыты, проводимые другими учеными, подтвердили огромную роль условий воспитания на формирование поведения. Мало обогащенная среда создает условия для проявления трусости а обогащенная среда способствует формированию агрессивного поведения. Однако условия воспитания оказывают свое влияние на характер формирования в определенных пределах, обусловленных генетически. Так, у собак некоторых пород (эрдельтерьеры, доберман-пинчеры), несмотря на изолированные условия воспитания, трусливое поведение было выражено значительно слабее, чем у немецких овчарок, которые очень предрасположены к проявлению пассивно-оборонительной реакции. Проявление и выражение оборонительных находится в большой зависимости от уровня возбудимости нервной системы: чем выше возбудимость, тем интенсивнее выражена оборонительная реакция у животного. При этом возбудимость - это также генетически обусловленное свойство организма.

Интересным примером в этом отношении служат гибриды между волками и собаками. Все исследователи, имевшие дело с такими гибридами, отмечают чрезвычайную их пугливость и боязнь новых предметов, гораздо более выраженную, чем у волков. Причем это характерно и для гибридов второго, третьего, четвертого поколений.

Что же происходит? Оказывается, гибриды наследуют от волков совершенно естественную пассивно-оборонительную реакцию на человека и его окружение, а от собак - повышенную возбудимость центральной нервной системы. При этой комбинации происходит усиление выражения пассивно-оборонительной реакции, что и является причиной ее более резкого выражения у гибридов по сравнению с волками. Именно поэтому терпят неудачу все попытки улучшить породы собак волчьей кровью, которые время от времени предпринимаются неопытными собаководами. Такой же эффект дают и скрещивания между собой различных пород собак. При гибридизации собак разных пород с целью улучшения или выведении новых пород собаководам следует помнить об этой возможности.

Еще одной генетически обусловленной способностью собак является способность к апортировке. Эта реакция широко используется у охотничьих собак для подноса и выноса из воды убитой дичи Она используется и у розыскных собак для подноса проводнику найденных на следу вещей, стреляных гильз и т. д.

Известно, например, что пойнтеры хуже дрессируются апортировке, чем континентальные легавые и спаниели. Среди охотничьих собак имеется даже специально выведенная для апортировки убитой дичи порода - ретриверы. Собаки этой породы очень легко обучаются под носить дичь и обладают свойством совершенно ее не мять,

Всем, кто имеет отношение к собаководству, следует, помнить, что собака - животное общественное и, следовательно, ее поведение социально. Социальное поведение собак изучено слабее, чем поведение их диких сородичей: волков, гиеновых собак. Одно ясно - законы, царящие в сообществах этих зверей, аналогичны собачьим.

Проведенные исследования дали возможность узнать о характере отношений, складывающихся в сообществе пяти пород собак: африканских охотничьих собак (бассенджи), фокстерьеров, шотландских овчарок (колли), французских гончих (бигль) и кокер-спаниелей. Оказалось, что фокстерьеры наиболее агрессивны, за ними следуют басенджи и колли; французские гончие и кокеры наименее агрессивны. Иерархические отношения у фокстерьеров и колли приводят к уменьшению драк в сообществе этих собак. Однако среди африканских собак драки имеют место, несмотря на наличие у них в сообществе определенной иерархии. В сообществах кокер-спаниелей и французских гончих драк не бывает, что обусловливается слабо развитой агрессивностью собак этих пород.

Когда мы берем месячного щенка из сообщества собак и помещаем его в сообщество людей, последнее заменяет выросшей собаке ее семейную группу. Об этом мы должны помнить и это должно еще раз напоминать нам о той ответственности, которую мы несем за живое существо, попавшее к нам в дом.

М. Н. Сотская, кандидат биологических наук

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 29
Гостей сайта: 22
Пользователей: 7