Шакало-собачьи гибриды

Вряд ли кому неизвестна поразительная способность домашних собак улавливать и различать самые разнообразные запахи. Удивительно и то, сколь ничтожный по силе запах они ощущают и могут идти по его следу, несмотря на все другие, даже более сильные. Естественно, что эта способность издавна используется человеком: собаки помогают отыскивать охотничьи трофеи, несут поисковую и спасательную службу.

По чувствительности восприятия запаха собак не могут превзойти даже электронный нос и различного рода аппаратура для разделения и идентификации всевозможных химических соединений. С помощью приборов можно точно узнать спектр веществ, составляющих запах, но нельзя ни отыскать, ни опознать владельца этого запаха. В таких поисковых работах собаку по-прежнему некем заменить.

Совершенствовать этот природный анализатор запахов, получить узкоспециализированных собак, способных обнаруживать строго определенный запах человека, небезуспешно пытаются с помощью селекции. Однако селекционные возможности в выведении собак с еще более чувствительным обонянием не исчерпаны. По-видимому, наиболее рациональный способ для этого скрещивание их с дикими сородичами, многие качества которых утрачены культурными формами в процессе одомашнивания.

По сравнению с домашней собакой (Canis familiaris) все дикие псовые не только обладают несравненно более сильным чутьем, но, что не менее важно для прикладных целей, большей надежностью и независимостью действия их обонятельного аппарата от влияния человека. За многие тысячелетия, прошедшие с начала одомашнивания собаки, человек создал полностью подчиненное себе животное, которое даже неосознанные движения самого человека не оставляет без внимания. В поисковых работах собака и проводник-дрессировщик составляют как бы единую систему, в которой их тесное взаимодействие обеспечивает успех поисков. В то же время нередкие ошибки связаны именно с тем, что собака, воспринимая необходимые сигналы проводника, может принять за команду и его невольные движения. Поведение собаки, работающей в паре с человеком, никогда не бывает независимым. Дикие же виды псовых воспринимают лишь запахи, их реакции характеризуются полной самостоятельностью. Вои это обстоятельство и привлекает исследователей, занимающихся выведением гибридов домашней собаки с ее дикими сородичами.

В семействе псовых (Canidae) для скрещивания с домашней собакой пригодны только животные, составляющие род Canis. В первую очередь это волк (C. lupus). Опыты по получению волко-собачьих гибридов и их использованию в собаководстве проводятся с незапамятных времен. Более того, волк - это прародитель домашней собаки, и сейчас скрещивание собак с северными волками считается одним из способов одомашнивания этого вида. Волк скрещивается с собакой и в дикой природе, давая жизнеспособное и плодовитое потомство. Другой кандидат - свободно скрещивающийся с собакой обитатель североамериканских прерий - койот (C. latrans). В природе особенно часто скрещивается арктический подвид койота (C. l.incolatus). И наконец, еще один вид, который, на наш взгляд, можно скрещивать с домашней собакой, - это обыкновенный шакал (C. aureus). Надо сказать, что в естественных условиях гибридов собаки и шакала не бывает, их получают лишь в экспериментах, а потому качества гибридов изучены мало, но известно, что генетических препятствий для такого межвидового скрещивания нет: число хромосом у собаки и шакала одинаково (78), а гибридные потомки плодовиты.

Из всех возможных претендентом на скрещивание мы остановили свой выбор именно на шакале по нескольким причинам. Во-первых, шакал обладает не менее совершенной, чем волк, способностью анализировать запахи на дистанции, а по поисковым качествам превосходит и своих ближайших сородичей, и таких узкоспециализированных падальщиков, как гиены. Во-вторых, он более чем втрое мельче северного волка, и поэтому и его, и гибридных потомков легче прокормить. В-третьих, шакала содержат зоопарки нашей страны, что всегда позволяло создать резерв животных для работы, а столь привлекательный для скрещивания арктический подвид койота живет только в зоопарках Каналы.

Хотя первое достоверное сообщение о скрещивании домашней собаки с шакалом появилось в 1863 году, подобные работы не были многочисленными, и к настоящему времени о шакало-собачьих гибридах опубликовано немногим более 20 статей. Мы не имели возможности идти проторенным путем, многое приходилось нащупывать эмпирически.

3ная по опыту западногерманских коллег, что живущие бок о бок с домашней собакой шакалы не становятся дружелюбными к ней, мы начали с создания, воспитания и изучения группы шакалов, которых далее предполагали скрестить с собаками. Для создания такой группы нужно было сначала остановить свой выбор на каком-то одном из трех существующих подвидов этих животных: азиатском (C. a. aureus), европейском (C. a. moreoticus) или африканском (C. a algirensis).

Африканский шакал менее всего интересовал нас, поскольку слишком велики отличия в условиях его обитания от тех, которые ожидали бы это животное при разведении в нашем умеренном климате. Приспособленность к тропикам неминуемо сказалась бы и на гибридах, а ведь мы намеревались вывести породу для работы в местах, мало похож их на тропики. И наконец, приверженность африканского шакала к животной пище также могла создать сложности при разведении гибридов.

Мы полагали, что наиболее подходящими могут стать всеядные звери европейского подвида, обитающие в нашей стране на Кавказе. Всеядность кавказского шакала (он охотится на косуль, отыскивает падаль, а летом и осенью его рацион на 60 процентов состоит из опавших дикорастущих плодов, которые он добывает в густых кустарниковых зарослях) тоже казалась нам привлекательным качеством.

Остановившись на европейском подвиде, в 1973 году мы стали готовить группу шакалов, то есть приучать их к совместной жизни с собаками. Для этого новорожденных шакалят выращивали под самкой домашней собаки (вместе с ее собственными щенками), которую шакалы воспринимал и как мать, а ее щенков - как собратьев по выводку. Шакалы, выросшие вместе со щенками собаки, были вполне дружелюбны и с другими собаками. В дальнейшем это позволило нам подбирать пары для скрещивания и менять партнеров, если половые циклы составленной пары не совпадали. Для таких замен мы имели достаточное количество собак-дублеров, причем не был никакой необходимости в их привыкании к шакалам, для спаривания нужно было только, чтобы время эструса (течки) совпадало с периодом гона у шакала. Кстати, в этом подготовительном периоде нашей работы выяснилось, что из-за строгой сезонности размножения самцы европейского подвида гораздо менее привлекательный объект для скрещивания, чем африканский шакал, у которого, как и многих других обитателей тропиков, сезонность гона выражена не столь строго.

На базе Московского зоопарка мы получили потомство от четырех пар шакалов (23 щенка) и вырастили 14 взрослых животных. Двух щенков - самца и самку - с четырехдневного возраста воспитывал автор статьи у себя дома под собакой, имевшей в это время щенка. Немалых трудов стоило приручение шакалят: с ними приходилось заниматься почти круглые сутки. Зато отрадно (и неожиданно) было видеть, как двухмесячные щенки по заданному запаху отыскивали различные предметы (и значительно старшие щенки домашней собаки этой способностью еще не обладают). И что очень важно - они легко поддавались обучению приемам, применяемым в дрессировке поисковых собак. К сожалению, в полугодовалом возрасте самка погибла, и мы потеряли возможность включить ее в гибридизацию и получить потомство от ручных шакалов со столь ценными поисковыми качествами.

Работая с группой шакалов, мы обнаружили, что они подвержены острым простудным заболеваниям, при которых первыми погибают самки. Пониженная устойчивость самок к заболеваниям в раннем возрасте остается свойственной и гибридам двух первых поколений, полученных от возвратного скрещивания с собакой. В связи с этим нам пришлось заменить привычные собачьи будки на специально сконструированные утепленные убежища. Лишь после этого удалось предотвратить гибель новорожденного молодняка и вырастить из него необходимое количество взрослых зверей.

Выбирая породу собак, мы учли опыт В. Герре, убеждающий в том, что для скрещивания с диким видом целесообразно использовать домашних животных, наименее отягощенных резкими доместикационными изменениями. Чистопородные собаки, близкие по величине к шакалу, оказались малопригодными, и нам пришлось использовать метисов мелких лаек с гладкошерстным фокстерьером.

Получив к 1975 году племенные группы животных, мы скрестили самку шакала восточно-кавказского происхождения с самцом домашней собаки и дважды получили от них потомство: первый раз в помете было четыре щенка (три самца и одна самка), а в следующем - три самки и столько же самцов. От пары отца-шакала и матери-собаки - был тоже получен приплод, причем их щенки оказались устойчивее к простудным заболеваниям, чем рожденные самкой шакала. К 1982 году мы получили уже пять гибридных поколений от возврастно-поглотительного скрещивания с собакой и второе поколение от скрещивания гибридов в себе.

Все гибриды первого поколения независимо от того, кем был дикий вид - отцом или матерью, внешне и поведением отличались друг от друга не больше, чем отличаются восточно-кавказские шакалы от западно-кавказских, и имели сходство с диким видом. У гибридов второго поколения (от скрещивания в себе) индивидуальные различия в поведении были хорошо заметны, а в экстерьере даже превышали внутрипородную изменчивость, допустимую, например, в породе лаек. В то же время у гибридов, полученных от возвратно-поглотительного скрещивания с собакой, некоторые поведенческие и экстерьерные признаки шакала просматривались до четвертого поколения, но в пятом поколении эти признаки отсутствовали полностью.

Основное препятствие в приручении и использовании диких псовых в служебных целях - это труднопреодолимое оборонительное поведение, так называемая человекобоязнь, антропофобия. В проявлении этого признака существует подвидовая, региональная и индивидуальная изменчивость.

Оказалось, что при скрещивании диких видов с домашней собакой во втором и последующих поколениях еще больше выявляются индивидуальные различия гибридных зверей по признаку человекобоязни, они четко разделяются на предрасположенных к приручению и не поддающихся ему. По мнению Л. В. Крушинского, особая, непреодолимая дикость гибридов возникает в результате наложения генетического признака антропофобии, свойственного диким видам, на высокий уровень общей возбудимости нервной системы характерный признак домашних собак.

В поведении гибридов сплетались черты, свойственные и дикому шакалу и домашней собаке. До четвертого поколения включительно своим демонстрационным поведением гибридные особи напоминали одновременно собаку и шакалы, но в то же время отличались от шакала репертуаром поз, а от собаки - их большей выразительностью. Примечательны игры гибридных щенков: они охотно играют не только друг с другом, но и с различными предметами, как бы оживляя их, - толкают перед собой, подкидывают. Такая предрасположенность к одиночным играм с неодушевленными предметами позволяет легко вырабатывать у молодых животных так называемый апортировочный рефлекс (отыскивать и приносить брошенную вещь), необходимый для обучения поиску по заданному запаху. Этому же способствует и друга я характерная черта, доставшаяся гибридам от диких предков, - затаскивание пищи и убежище.

По-видимому, способность к играм с предметами и к охране пищи обусловливает большую, по сравнению с собакой, легкость обучения как самого шакала, так и гибридов второго поколения. В самом начале обучения щенку собаки трудно сосредоточить внимание на отыскиваемом предмете, его значительно больше интересует сам дрессировщик. Шакаленок же, наоборот, проявляет больший интерес к ожившей в руках дрессировщика игрушке, чем к самому дрессировщику.

Интересно, что щенки шакалов легче привыкают к человеку и поддаются обучению, когда тот подкармливает их лакомством, а гибридные щенки те же навыки приобретают в совместных играх с дрессировщиком и этим напоминают собак. Надо сказать, что индивидуальные различия и склонности гибридов к играм с воспитателем зависят от того, насколько они приучены. Слабо прирученных зверей, как правило, трудно вовлечь в игру, а соответственно и вести дальнейшее обучение, поскольку сказывается внешнее торможение, вызванное ориентировочной и пассивнооборонительной реакциями на присутствие человека. Природная дикость шакалов передается и гибридам, с такими животными трудно работать: первое время приходится наблюдать за ними из специальной камеры с надежной световой, звуковой и запаховой изоляцией.

Время, необходимое для приручения шакалов и гибридных щенков первого поколения, различалось незначительно и лишний раз подтверждало рецессивный характер лояльности к человеку в генотипе собаки. Значит, мы могли рассчитывать на полное проявление этого признака, столь необходимого для наших целей, во втором и последующих поколениях гибридов, у которых гены, ответственные за его существование, могли перейти в гомозиготное состояние. Эти расчеты в значительной степени оправдались: из семи щенков помета, полученного от возвратного скрещивания самца второго поколения (у него признак антропофобии проявлялся относительно слабо) и собаки (обладавшей ярко выраженной контактностью и лояльностью к человеку), пятеро унаследовали материнский признак. В то же время в двухмесячном возрасте они почти не были нетерпимы и агрессивны (в разной степени) к щенкам домашней собаки одного с ним и возраста.

По наблюдениям орнитологов за тетеревами, признак антропофобии не един, он состоит как минимум из двух признаков, проявление которых связано с расстоянием. Тетерева, воспитанные в неволе абсолютно доверчивыми к людям, никак не реагируют на них, если те находятся рядом, но панически боятся любого человека (в том числе и воспитателя), как только тот показывается в отдалении. Наши животные - прирученные шакалы и их гибриды - вели себя сходным образом. Этих зверей, выращенных в городской квартире, можно было выводить на прогулку без поводка даже в присутствии незнакомых им людей. Но если во время прогулки в поле зрения животных на расстоянии 30- - 40 метров появлялся человек, они обращались в бегство.

Индивидуальную изменчивость антропофобии мы наблюдали в приплоде европейского подвида шакала, состоявшем из шести щенков: пять из них в трех-четырехнедельном возрасте были совершенно дикими, как и сам шакал, но шестой щенок, хотя его и не приручали, человека не боялся вовсе, и только повзрослев, стал избегать общения, но все же атропофобия проявлялась у него слабее, чем у его собратьев.

Еще большее разнообразие в проявлении этого признака было заметно у гибридных зверей (начиная со второго поколения), полученных и от скрещивания в себе и от поглотительного скрещивания с собакой. Интересно, что боязнь человека возникала у гибридных животных все в более и более позднем возрасте: в четвертом поколении человека сторонились пяти-шестимесячные щенки, а в пятом они дичали в восемь-девять месяцев. Гены, ответственные за антропофобию, по-видимому, начинают - работать в то же время, что и у некоторых домашних собак, обладающих этим признаком. По всей видимости, преодолеть человекобоязнь у наших гибридов удастся дальнейшей селекцией.

Как выяснилось, можно почти безошибочно разделить еще не прирученных гибридных щенков на гомозиготных ("лояльных") и гетерозиготных ("антропофобных"): полуторамесячные "лояльные" щенки стремятся к ограждающей вольеру решетке, если снаружи стоит человек, а щенки - "антропофобы" держатся от нее подальше.

Итак, мы получили несколько поколений шакало-собачьих гибридов. Конечно, начиняя со второго поколения, среди них было мало одинаковых, но всегда отыскивались имеющие характерные для шакала или собаки черты, что и без генетического анализа позволяло выбирать нужных нам животных по тем или иным внешним качествам, поведению. Некоторые признаки у гибридов могут показаться малозначимыми для нашей основной цели, но мы не имели права пренебрегать ничем, поскольку любой признак мог привести в дальнейшем к неожиданным результатам. Вот, на первый взгляд, малосущественное качество гибридов двух первых поколений: они, подобно шакалам, тщательно пережевывают пищу. На это можно было бы и не обращать внимания, но из-за него гибридным животным трудно скармливать лекарства в пилюлях или драже, а значит, и лечить.

Экстерьер не столь важен для поисковых работ, и мы не будем здесь его описывать, приведем лишь некоторые поведенческие реакции - своеобразное средство общения в мире животных. Общаясь между собой или с другими зверями, псовые издают самые разнообразные звуки: лают, визжат, воют, скулят, пищат (щенки), рычат, урчат, шипят. Но каждому виду свойствен свой репертуар. Истинный лай и интенсивный визг - это видовые признаки домашней собаки, с их помощью они не столько общаются друг с другом, сколько обращают их к человеку, некоторым домашним, а также диким животным. Шакал же, в отличие от собаки, ни лаять, ни визжать не умеет. Лай у гибридов первого поколения мало похож на собачий, к тому же они начинают лаять, да и то редко, только к году. Визжат (в ответ на боль). Гибриды так же слабее и реже собак.

Сигналом зова сородича, находящего я на близком расстоянии, у всех псовых служит разнообразных оттенков скуление. У волков и собак, усиливаясь, оно может перейти в вой - призыв с дальней дистанции (вой имеет и другие сигнальные значения, из которых не все ясны). Собачий вой довольно разнообразен, его окраска зависит от породы собаки, но все же находится в границах изменчивости волчьего ноя. Вой шакала по тону значительно выше, разнообразнее и сложнее по форме и волчьего и собачьего. Гибриды первого поколения наследуют тембр голоса собак, но краткость этой "песни", которую они исполняют несравненно чаще собак, не свойственна ни собакам, ни волкам, а скорее напоминает вой австралийского динго (C. dingo).

Собаки умеют громко и раскатисто рычать. Рычание шакала только до месячного возраста похоже на собачье, а дальше оно становится все глуше и глуше, и у взрослого зверя не имеет Ничего общего с собачьим или волчьим. Видимо, столь приглушенный звук шакала служит для внутривидового общения, а также является для этого относительно слабого хищника средством, с помощью которого он отстаивает права на добычу у более крупного конкурента - гиены. Рычание наших гибридов по силе звука было промежуточным между родительскими признаками.

У шакала звуковые сигналы, предназначенные для устрашения себе подобных, выражены довольно слабо, зато его демонстрационное поведение - различные устрашающие позы - столь выразительны и богаты, что могут запугать и более крупных, чем самцов, хищников. В состоянии сдержанной угрозы собака обычно оскаливает зубы, не размыкая челюстей, а шакал с той же целью широко открывает пасть, часто издает хриплые кашляющие звуки, делает выпады в сторону противника, щелкает зубами и одновременно поворачивает голову из стороны в сторону, как бы выказывая намерение схватить его за горло. Почти так же ведет себя и главный конкурент шакала - гиена. Если учесть, что в недалеком прошлом ареалы этих зверей совпадали, понятно, что конкуренция за пищу могла привести и к сходству в поведении: оспаривать добычу у гиены шакал мог только с помощью тех же приемов, которыми пользуется она сама.

Гибриды первого поколения в позе устрашения лишь раскрывают пасть (признак, общий для всех хищников, и псовых в том числе, который у волков и собак проявляется только до смены молочных зубов). Зато у гибридов второго поколения проявляется и этот, наиболее древний элемент устрашающего поведения, и позже возникшее устрашение из арсенала гиены.

Еще одно важное средство общения у псовых - это хвост. Манеру домашней собаки держать хвост кольцом еще К.Линней отнес к видовому признаку, так как у диких видов псовых признак находится в зачаточном состоянии: они поднимают хвост ненадолго, когда бывают сильно возбуждены, все остальное время хвост "висит поленом". У наших шакало-собачьих гибридов манера держать хвост была очень разнообразной, преобладающая часть потомства от возвратного скрещивания держала хвост по-собачьи, но степень выраженности этого признака была различной в одном приплоде манерой держать хвост щенки напоминали разные породы собак.

У шакала есть еще одно мощное средство для запугивания или для того, чтобы предотвратить нападение более крупного хищника: его шерсть встает дыбом (это называется пилиэрекцией), он становится совершенно круглым и кажется втрое крупнее. У волков и собак пилиэрекция развита значительно слабее, у них шерсть поднимается главным образом на загривке, спине и хвосте. У шакало-собачьих гибридов первого поколения развитие этого признака промежуточно между исходными видами.

Для осязания шакалам служат очень подвижные вибриссы длинные и толстые волосы с боков головы и морды. У собак вибриссы менее развиты, а у гибридов и развитие вибрисс и их подвижность несколько уступает шакальим.

И наконец, то главное, ради чего мы занялись скрещиванием; острота обоняния. Судя по исследованиям, проведенным М. Л. Азбукиной, чувствительность гибридов второго поколения к запахам ралериановой кислоты и мяса оказалась столь высокой, что исследовательница отнесла обоняние этих животных к категории наиболее острых даже среди диких видов псовых.

Очень важной для наших целей была и однозначность сигнального поведения гибридов во время поиска пахучих предметов и более высокая результативность действий: они скорее находил и дорогу в свое убежище, успешнее добывали и охраняли пищу, а у взрослых ярче проявлялась забота о потомстве.

Наша работа еще далека от завершения, скрещивание наиболее интересных по качествам гибридов и их размножение в себе продолжается. В 1984 году мы получили гибридов шестого поколения, среди них есть животные, поисковые качества которых намного превышают способность любой собаки-ищейки.

Дальнейшая работа с гибридами показала, что их существенные преимущества перед собакой в практическом использовании в качестве биодетекторов индивидуальных запахов человека и животных проявляются у особей, геном которых не менее чем на 1/4 содержит "кровь шакала". Таких гибридов, получаемых от скрещивания полукровных животных с собакой, мы называли квартеронами. При дальнейшем поглотительном скрещивании квартеронов с собакой их ценные качества резко убывают, сходя на нет. Основным препятствием для практического использования полукровных гибридов остается их антропофобия. Однако среди них во втором и третьем поколениях иногда встречаются особи с заметным возрастанием лояльности к человеку. Эти животные дают наиболее впечатляющие примеры экспрессной обучаемости оперантным методом, который так высоко зарекомендовал себя в дрессировке прежде всего диких животных, в частности дельфинов. Квартероны также не все могут использоваться в практической работе, а лишь те из них, уровень антропофобии которых не превышает таковую собаки. Последнее находится в прямой зависимости от степени (выраженности) проявления этого признака у обоих родителей.

И все же лучшими среди собак для практического использования оказались пока только квартероны.

В настоящее время у нас сложилось убеждение, что полукровных гибридов следует размножать в себе для улавливания особей с высокой степенью лояльности к человеку-воспитателю и скрещивать с собаками для получения пользовательных животных с хорошими рабочими качествами. Собак необходимо подбирать тоже с достаточно хорошими рабочими качествами. В этом случае квартероны, как правило, имеют тенденцию к дальнейшему улучшению качества или к их стабилизации. Насколько свойства квартеронов будут сохраняться при их разведении "в себе", покажет дальнейшая работа в этом направлении.

Источник: К.Т.Сулимов, Клуб собаководства (вып.1)

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 62
Гостей сайта: 47
Пользователей: 15