Той-терьер московский длинношерстный

Порода родилась в Москве и создавалась московскими кинологами, и в соответствии с этим вот уже более трети века с гордостью носит имя «московский». Именно под этим именем его знают во всех странах мира. Москве обязан длинношерстный той терьер и своим
Диковинный зверь, не правда ли? Но еще более удивительно то, что сегодня эта сказка ожила и предстала перед нами в виде крошечной, совершенно необычного вида той терьер, оставившей в волшебной сказке лишь два неуместных наяву верблюжьих горба, зато украсившей свои аршинные уши чудесной, струящейся на ветру, густой и длинной шерстью, благодаря чему ее облик обрел подобие цветущей орхидеи. Это московский той-терьер.

История этой удивительной породы, а точнее, ее гладкошерстного собрата, послужившего впоследствии базой для ее создания, на российской земле начиналась как раз в те времена, когда Ершов писал свою сказку. Однако заморская предыстория еще более древняя.

В период средневековья на территории Англии сформировалась особая группа некрупных охотничьих собак, получивших название терьеры. Использовались они преимущественно для охоты в норах на барсуков и лисиц, а также для истребления крыс. Последние не только с завидной регулярностью портили продуктовые и семенные запасы, но и были разносчиками смертельных болезней. Поэтому неудивительно, что ловкие собаки-крысоловы пользовались у жителей большим уважением. Лучшим истребителем крыс считался черно-подпалый терьер из Манчестера, всем своим обликом и характером подходящий для этого дела: некрупный, подвижный и подтянутый, на высоких, но крепких конечностях, с небольшой удлиненной головой на гибкой шее, большими подвижными ушами, позволявшими безошибочно и быстро определить источник малейшего шороха. В XVII веке в Англии были очень популярны состязания по истреблению крыс, которые проводили на специально для этого построенных аренах. Впоследствии, когда крысиные забавы были запрещены, манчестерский терьер по росту разделился на две разновидности. Более мелкую назвали малым манчестерским терьером, рассматривая его не как самостоятельную породу, а как карликовую разновидность манчестерского терьера (такое положение дел в некоторых странах сохранилось и поныне), а позднее его стали называть английским той-терьером (от английского (toy - игрушка) и считать самостоятельной породой (хотя официально эта порода была признана лишь в 1962 году). Благодаря своей изысканной благородной внешности, компактности, веселому нраву и простоте содержания той терьеры быстро завоевали популярность в качестве комнатной собаки. В начале XIX века в этом качестве они быстро расселились по всей Европе, включая Россию, а также попали за океан.

В России той терьер стал одной из самых многочисленных пород комнатных собак. На выставках и начале нашего века они составляли треть всего поголовья экспонируемых комнатных собачек. Однако Октябрьская революция нанесла породе в нашей стране непоправимый урон. Большинство владельцев были представители интеллигенции, и именно этот класс более всех пострадали в те смутные времена. Кроме того, в течение всего сталинского периода приветствовалось разведение пород, представляющих интерес для Советской Армии и народного хозяйства. Владельцев же декоративных собак объявляли выжившими из ума мещанами. И все же, несмотря ни на что, благодаря уникальной преданности и любви владельцев к своим питомцам, некоторое количество той терьеров, порой очень неплохих (например собака, представленная на фотографии в книге А.Мазовера "Племенное дело в служебном собаководстве"), но чаще нечистопородных, сохранилось. В середине пятидесятых годов группой кинологов была предпринята попытка воссоздания породы той терьер. Собирать приходилось буквально по крупицам и большинство первоначально используемых собак не имело родословных. Поголовье стало быстро расти и завоевывать популярность. Однако это был период сурового "железного занавеса", исключающего какие-либо контакты с европейскими кинологами. Нам идти по пути, проторенному буржуями, представлялось никак невозможным, у нас во всем должен быть свой путь, социалистический. В результате в начале шестидесятых годов в нашей стране был разработан стандарт, весьма отличный от истинного стандарта английского той терьера, и эта порода у нас пошла своим путем. Советский стандарт отличался прежде всего описанием строения головы: требовался высокий выпуклый лоб, резкий переход ото лба к морде и коротенькая остренькая мордочка, в то время как у настоящего английского тоя, напротив, плоский лоб, невыраженный переход и длинная морда. Длительная селекция в изолированных условиях в специфическом направлении привела впоследствии к возникновению новой породы - русский той терьер.

В 1957 году от двух гладкошерстных собак, одна из которых имела слегка удлиненную шерсть и не имела родословной, родился кобель с эффектными очесами на ушах и конечностях. Его назвали Чикки. С него все и началось. Его очаровательная внешность - великолепные пушистые уши, элегантная манишка, ярко-красные подпалы на черном фоне - неизменно привлекали внимание как обычных людей, так и специалистов.

Группа московских кинологов, возглавляемая Е.Жаровой, решила предпринять попытку закрепить столь оригинальную внешность в потомстве. Поэтому Чикки повязали с черно-подпалой сукой, также имеющей чуть удлиненную шерсть, в результате чего были получены три длинношерстных щенка. Центром создания и разведения породы стал МГОДС - Московское городское общество декоративного собаководства, переросшее впоследствии в МГОЛС. В соответствии с местом рождения новую породу окрестили московским той терьером, Здесь, в московским клубе, порода быстро росла и расцветала, завоевывая все новых и новых почитателей, да это и понятно. Ведь большинство москвичей 60-70-х годов жило в коммуналках либо в не слишком просторных "хрущевках". В таких далеких от комфортности условиях, движимые лишь энтузиазмом и неиссякаемой любовью к создаваемой породе (щенки стоили до смешного дешево), московским кинологам удалось создать самобытную, словно из доброй русской сказки, породу.

Поголовье московских той терьеров постепенно увеличивалось. В 1964 году они были впервые представлены на выставке - их здесь было 24. В 1966 году был принят первый стандарт, сохранившийся до наших дней лишь с небольшими изменениями. К концу 60-х годов на учете числилось уже более трехсот собак. Возникли центры разведения в ряде российских городов. Однако в 80-х годах ситуация с породой той терьер резко осложнилась: активизировался завоз из-за рубежа декоративных собак различных европейских пород, которые благодаря массированной рекламе и извечной тяги россиян ко всему заграничному начали быстро вытеснять наших крошек. Более того, московские той терьеры часто служили своеобразной валютой в расчетах. Благодаря этому в ряде европейских стран появилось свое поголовье породы той терьер и начато разведение. Но на родине поголовье московских тоев при этом сократилось до критического уровня и к началу 90-х годов порода оказалась на грани вымирания. В большинстве российских городов той терьеры пропали вовсе. В нескольких городах еще разводили гладкошерстных тоев. Московские же тои сохранились лишь в Москве да и то в очень небольшом количестве. Порода оказалась под угрозой вымирания, но, к счастью, именно с этого момента популярность породы начинает расти. Увеличилось число грамотных заводчиков, и крошечные тои появились на больших выставках, неизменно возбуждая всеобщий интерес и расширяя ряды почитателей.

Порода той терьер вышла на новый виток развития. Количество собак породы той терьер стало постепенно расти. Быстрое восстановление их численности невозможно прежде всего по причине их малоплодности; в пометах рождается один-два, изредка три щенка. Три-четыре щенка в помете большая редкость. Поэтому еще и сейчас московские тои даже в Москве остаются одной из редких пород и немногие российские города могут похвастаться их наличием и не все даже крупные выставки оказываются удостоенными чести их участия, той терьер куда более редок, чем многие традиционно редкие породы: мастифы, шар-пеи, мастино, йоркширские терьеры и дp.

Но все же Московская популяция уже вполне достаточна, чтобы не опасаться за будущее породы. Ведется разведение и в некоторых других городах С.-Петербурге, Новосибирске, Минске, Красноярске и дp.

Но московских той терьеров разводят не только в России. Породу эту, несмотря на то, что ее стандарт пока в FCI не утвержден (в организациях под эгидой FCI порода не признана, в нашей стране представители породы демонстрируются в так называемой XI группе - без права участия в "Best-in-Show" - Прим.ред.), давно можно считать интернациональной. Как уже говорилось, немало тоев в период 80-х годов было вывезено в Европу. Вывозились они и до того, и после того. Поэтому неудивительно, что уже не первый год их разведением занимаются в целом ряде стран: Финляндии, Польше, Чехии, Германии, Венгрии, США. Кстати, в США также есть свой миниатюрный терьер.

В июне 1996 года в Москве был организован Национальный клуб русских той терьеров. Это, несомненно, важный момент в развитии породы, так как позволяет консолидировать усилия отдельных клубов и заводчиков, корректировать и контролировать состояние и развитие всей породы. На первую Всероссийскую выставку той терьеров, состоявшуюся в Москве в мае этого года, было записано 93 той терьера, из них 36 длинношерстных.

В прошлом году породе московский той терьер исполнилось 40 лет. Какой же он - современный московский той терьер?

Это совсем крошечная, игрушечного вида той-терьер с огромными стоячими ушами, украшенными густой бахромой из длинной шелковистой шерсти, мягко ниспадающей по бокам маленькой точеной головки.

Внимательный взгляд больших темных, как черника, глаз, ровная спинка, высокие тоненькие ножки с пушистыми очесами, мягкие тапочки из шерсти на крошечных лапках, задорно торчащий купированный хвостик. Добавьте к этому задорный терьерий характер, сочетающий в себе энергичность, жизнерадостность и готовность атаковать любого, пусть даже превосходящего по силе противника, бескрайняя преданность только одному хозяину и огромная-преогромная любовь к нему, и перед вами настоящий московский той. Количества любви, сконцентрированного в этом крошечном тельце, с лихвой хватило бы на пять больших псов. По размеру московский той-терьер столь мал, что многие из них могли бы состязаться с чихуахуа за звание самой маленькой собачки. В простоте содержания они вообще вне конкуренции: места в квартире не занимают вовсе, количество пищи - две-три столовых ложки в день, ни тримминга, ни стрижек. При этом они не боятся холода - их можно спокойно выгуливать при несильном морозе. Вне конкуренции они и по сторожевым качествам: конечно, той не разорвет злоумышленника на куски, но громогласный собачий лай, способный конкурировать по громкости с милицейской сиреной, всегда отпугнет непрошенного гостя. А ведь от его огромных подвижных ушей не ускользает ни один подозрительный шорох. Той не создает никаких проблем ни в общественном транспорте, ни в автомобиле, ни на даче, ни при посещении выставок. И кроме того, где бы вы не оказались с московским той-терьером в руках в нашей стране или тем более за рубежом, вы всегда будете в центре внимания: уж очень сказочна и необычна внешность этой крохи.

К середине 90-х годов в породе наметился, заметный качественный прогресс, но возникла потребность в доработке стандарта. Новый предстояло разработать национальному клубу совместно с РКФ. Стандарт породы той-терьер готовился долго и вот, в начале этого года, он был утвержден.

В новой редакции московский длинношерстный той-терьер и его гладкошерстный собрат объединены под одним названием - русский той-терьер, как две шерстные разновидности одной породы.

Стандарт достаточно полно и лаконично описывает элегантную собачку во всех подробностях и дает четкое представление об облике данной породы. Нельзя не признать, что в целом стандарт удачен. Однако некоторые моменты все же представляются не совсем целесообразными.

Составляя стандарт породы, мы заботимся прежде всего о ее будущем. Известны английский кинолог Хаppи Бакстеp в интервью журналу "Друг" сказал: "Зоологи сначала открывают вид, а затем описывают его, а кинологи делают все наоборот: сначала составляют описание породы, а затем уже подгоняют породу под него". С этим нельзя не согласиться. Стандарт должен описывать не то, что есть, этим занимается описательная зоология, а то, что должно быть. Стандарт для породы - это одновременно и Конституция и Путь развития. Удачен стандарт - порода расцветает, завоевывает весь мир. Стандарт бездарен - порода вымирает. Поэтому ответственность при составлении стандарта очень велика. Каждая фраза, каждое слово имеют огромное значение.

Стандарт породы той-терьер непременно должен отвечать двум критериям: физическая жизнеспособность (т.е. гармоничность сложения, обеспечивающая хорошее здоровье, легкие движения и нормальное размножение) и самобытность (т.е. непохожесть ни на одну другую породу).

Той-терьеров смело можно отнести к породам-экстремалам, так как они имеют экстремально малый рост и существуют как бы на грани, ниже которой существование собак физиологически невозможно. Столь малый рост является одной из важнейших самобытных особенностей породы, и это удачно узаконено стандартом. Но при этом крошечном те все остальные параметры должны быть такими, чтобы обеспечивать собакам этой породы жизнеспособность. Учитывая сказанное, у меня, как заводчика породы, возникло несколько вопросов к кинологам национального клуба, составлявшим стандарт породы той-терьер.

Почему в стандарте за норму принят угол плеча 110-120 градусов? С точки зрения биомеханики идеальный угол плеча - 90 градусов - это известно каждому собаководу, той-терьер с заметно выпрямленным плечом обладать свободными движениями не может. Американский кинолог Р.Эллиот после детального исследования видеозаписей движений собак различных пород пришла к выводу, что "плечо должно иметь правильное положение независимо от того, что к нему прикрепляется". Важность культивирования правильного плечелопаточного сочленения отмечают и российские кинологи. Например, в одной из своих работ Е.Ерусалимский указывает: "...более крутой, чем хотелось бы, постав лопатки, следовательно, более пологий постав подвздошной кости, соответственно более отвесное положение бедра и в результате - меньший размах бедра. В итоге шаг задней ноги не удается сделать в нужной мере длинным, страдает захват пространства, и конечно, скорость".

Думается, что стандарт по возможности должен благоприятствовать тому, чтобы даже при наличии столь крошечных ножек той имел возможность использовать их с максимальной продуктивностью. Иначе из веселого неутомимого попутчика он превратится в малоподвижную исключительно "диванную" собачку. Сейчас состояние дел в породе таково, что подавляющее большинство современных той-терьеров, особенно гладкошерстных, обладает заметно выпрямленным плечом - 110-120 и более градусов.

Однако, как сказано выше, стандарт должен описывать то, что должно быть в идеале. У нас же получается, что эксперт, работая в строгом соответствии со стандартом, обязан собак (обладающих действительно правильным или приближенным к правильному углом плеча 90- 110") наказывать за это, а собакам откровенно прямоплечим и, следовательно, не обладающим свободными движениями, отдавать предпочтение. Это неправильно. Конечно, вряд ли целесообразно в стандарте требовать от той-терьера непременно 90 градусов, но признать за норму угол в 100-105 градусов было бы вполне разумно. Кстати, в прежнем стандарте за норму был принят угол 105 градусов.

Почему стандарт непременно требует от той терьера высоконогости, соразмерной с левреткой - до 58%? Разумеется той терьер не должен быть коротконожкой (подобной чихуахуа) и высота в локте менее половины высоты в холке (менее 50%) здесь недопустима. Но излишняя высоконогость вряд ли желательна. Центр тяжести высоконогой с и расположен высоко над землей, что понижает устойчивость животного, а тои это совсем небезопасно, причем чем длиннее предплечье - тем больше шансов на перелом, а ведь такого рода травмы часто случаются в породе (как, кстати, и у левреток), что неудивительно: тонкое длинное предплечье, плохо амортизирующее и плечо - прыжок с дивана и... зовите хирурга.

Некоторым собаководам даже нравятся тои, похожие на левреток, но они (собаководы) совершенно забывают, что левретки существуют в совершенно иных ростовых пределах и обладают иной конструкцией - конструкцией борзой. Для той терьера борзообразность недопустима. В тоях наиболее жизнеспособными, гармоничными и при этом элегантными выглядят собаки с индексом высоконогости 51э4, но не более, и, пожалуй, неразумно это считать, как того требует стандарт, недостатком.

Теперь обратим внимание на описание головы. Вполне резонно указано, что голова должна быть маленькой и сухой, и особенно радует то, что совершенно однозначно прозвучало, что лоб должен быть округлым лишь слегка, а уши стоячими. Однако не слишком конкретно звучит фраза "умеренно широкая в скулах", вместо откровенного "клиновидная при осмотре сверху". Стандарт той терьера не должен оставлять места для домыслов. Если эту фразу будут трактовать как "широкая, но лишь умеренно", то это еще ничего, потому как вряд ли у тоя должна быть голова узкая, как у уиппета. Но если эту фразу будут трактовать как "хотя и умеренно, но все же непременно широкая", то это для тоя вряд ли целесообразно. Если это дополнить указанным далее требованием, что длины морды должна составлять 1/3 длины головы, то все это оказывается слишком похожим на чихуахуа.

В этом свете не слишком корректно звучит среди дисквалифицирующих пороков фраза "голова в типе чихуахуа". Это действительно должно быть дисквалифицирующим пороком, но при этом требования к голове той терьера должны принципиально отличаться от требований к чихуахуа и быть совершенно конкретными. Поэтому неуместна широкая, пусть даже умеренно, голова и короткая морда. Не раз ко мне обращались из различных европейских стран и США с просьбой о приобретении щенка, и всегда звучало одно пожелание: щенок должен быть настоящим терьером и не иметь ничего общего с чихуахуа. Чихуахуа и йоркширские терьеры уже давно стали одними из самых многочисленных пород в большинстве развитых стран мира. Обладая совершенно замечательной, принципиально отличной от чихуахуа во всех отношениях внешностью, наши тои имеют шанс закрепиться и размножиться даже в странах, где чихуахуа многочисленны, и со временем войти в список самых многочисленных пород мира. Разве не об этом должен мечтать Российский клуб той терьеров, составляя стандарт? В противном случае вряд ли кому-то будут интересны чихуаобразные собачонки, в то время к и уже есть высокопородные, красивые чихуахуа. Здесь нелишне будет вспомнить знаменитые слова известного русского кинолога Л.Сабанеева: "Судья-знаток определит не только породу, но и происхождение собаки, т.е. принадлежность ее к тому или другому заводу, а настоящая порода должна быть признаваема за таковую не специалистами, а публикой. Если профан отличает каких-либо собак от других ей сродных, то можно быть уверенным, что первые принадлежат к самостоятельной породе, ибо имеют достаточно резкие признаки и свой тип" (Л.П.Сабанеев. Собаки охотничьи ... легавые - М.: ФИС, 198б, с.342). Несоблюдение этого правила ведет породу к гибели. Вспомним хотя бы московских догов и московских водолазов, долгое время ходили по грани и московские сторожевые. Неужели стоит рисковать с еще одной московской породой? Кроме того, широкий череп и слишком короткая морда нецелесообразны и физиологически. Помнится, А.Мазовер в своих лекциях не раз обращал внимание на то, что форма черепа обязательно должна соответствовать форме таза, потому как если таз узок, а череп широк, то проблемы во время родов гарантированы Х.Хармар, известная американская заводчица, в своей книге "Собаки и их разведение", также указывает на эту проблему "Всегда бывают трудные роды, морда черепа и тазовые отверстия по размеру не соответствуют друг другу, и далее: "Если бы собаководы сознавали, какие несчастья и страдания они причиняют своим собакам, ...то они уже решили бы, что разумнее изменить стандарты". Чихуахуа по сравнению с той терьерами имеют заметно более широкую грудную клетку, а значит и широкий таз, и с этим вполне гармонирует весьма широкий череп. У той терьера грудная клетка неширока, неширок соответственно и таз, и в этом контексте широкая, пусть даже умеренно, голова не гармонирует.

О том, что строение головы находится в биологической взаимозависимости со строением тела собаководам известно издавна, и не стоит сомневаться, что наши кинологи это отлично знают. Л.Сабанеев в конце прошлого века писал "Между строением головы и кладом тела, имеется какое-то еще довольно загадочное соотношение узкая голова почти всегда обуславливает легкость тела и наоборот".

Позднее существование такой взаимозависимости было научно подтверждено законом гомологических рядов академика Н.Вавилова и учением о конституциях собак Л.Мазовера, а исследования биохимиков дали этому совершенно конкретное научное объяснение. Форма головы и особенно длина морды находятся в определенной зависимости от концентрации и крови особого гормона, вырабатываемого передней долей гипофиза - соматотропина. Этот же гормон в значительной мере влияет и на формирование остальных частей тела. При низкой концентрации этого гормона, называемой биохимиками акромикрией, обычно развивается укороченная морда, широкий череп, массивное строение. Это бульдоги, мопсы, пекинесы. Высокая концентрация соматотропина, называемая акромегалией, обычно характеризуется длинной мордой, узким черепом высоконогостью, сухостью. Это прежде всего борзые. Таким образом, в организме все взаимосвязано, изменение одного влечет изменения другого. Можно сделать коллаж: на фотографии левретки вместо ее головы приклеить фотографию головы чихуахуа. Это будет забавно, но наяву подобный "леврочих" неуместен.

По поводу слишком короткой морды уместно упомянуть еще и то, что она нехороша для тоя не только потому, что слишком напоминает чихуахуа, но и в связи с тем, что ротовая полость оказывается совсем микронной, недостаточной не только для размещения зубов, но и для нормального захвата и пережевывании пищи. Представьте себе: крошечная собачка, микронная головка, и лишь треть этой головки - мордочка, да еще по возможности узенькая и остренькая, - это уже не породность, это - пародия. Чихуахуа, обладая короткой мордой, имеют при этом широкий череп, заметно более широкие мощные челюсти и соответственно большую площадь ротовой полости. Но с другой стороны и слишком длинная, равная по длине черепной части, морда той теpьеpу как-то не к лицу. Поэтому наиболее целесообразной для тоев представляется длина морды, соответствующая 2/3 черепной части. Кстати, большинство лучших тоев имеют именно такую морду, и, пожалуй, не стоит искусственно создавать себе в этом ненужные трудности.

Вызывает также недоумение то, что у кого-то возникают сомнения, что наш той терьер - настоящий терьер. Исходя из истории породы, ясно, что они - прямые потомки чистокровных английских той-теpьеpов, малой ростовой разновидности манчестеpских терьеров, тех самых, про которых еще в начале нашего века немецкий кинолог Карл Крихлер писал: "Это и есть настоящий теppiepъ". Конечно же, в формировании породы той терьер участвовали и безродным собаки, похожие на чихуахуа или кого-то еще, но назовите мне хотя бы одну породу, кроме, пожалуй, чешского терьера, в создании которой не участвовали безродные собаки, и достоверно известен каждый шаг.

Зато достоверно известно, что в создании эрделей принимали активное участие выдровые гончие - оттерхаунды, в создании бедлингтонов - уиппеты, в создании бультерьеров, американских и английских стаффордширов, а также бостонских терьеров - бульдоги (что, кстати, весьма заметно в их облике), но ни у кого не возникает даже мысли, что они не терьеры и их надо перевести в другую группу FCI. О предках добермана ничего конкретного не известно вовсе, однако на этом основании их никто не собирается причислять к охотничьим либо декоративным собакам. Посмотрите на фотографию, опубликованную в 1954 году в книге А.Мазовера, где изображена одна из собак, наверняка участвовавшая в реставрации той терьеров в России. Это же настоящий английский той.

Что касается внешности нашего той терьера, то она полностью соответствует всем классическим традициям терьера. Кого-то может смутить слегка округлый лоб, выраженный переход и несколько укороченная морда, но ведь похожее строение имеют денди-динмонты, бордер-терьеры, норфонки и особенно норвичи, и это никого не смущает. Характер их также терьерий: всегда энергичные, веселые, безрассудно смелые, смело атакующие любого врага, кошку, которая обычно втрое их тяжелей, большую собаку, подозрительного человека. Тем, кто не согласен, предлагаю познакомиться с и моей Анфиской - она атакует мгновенно.

Так почему же русские той терьеpы - не терьеры? По моему мнению в ринг "Best-in-Show" они должны выходить в третьей группе, в подгруппе супеp-мелких терьеров, рядом английским тоем, силки-терьером и йоркширом, а не в девятой, вместе с французским бульдогом, мопсом и пуделем. Кстати, в скандинавских странах московские той терьеpы уже давно признаны и, разумеется, относятся к терьерам. Перспектива видеть наших той теpьеров в девятой группе крайне огорчила наших скандинавских коллег, и они очень просили при решении данного вопроса учесть и их пожелание.

Остается сказать только об одной, совсем неважно для облика породы моменте, однако представляющимся несправедливым - о названии.

Что касается гладкошерстных той-терьеров, то название "русский" здесь подходит более всего. Что же касается длинношерстного тоя, то изменение названия - имени, данного при рождении породы создателями - представляется весьма несправедливым.

Порода родилась именно в Москве и создавалась московскими кинологами, и в соответствии с этим вот уже более трети века с гордостью носит имя "московский". Именно под этим именем его знают во всех странах мира. Москве обязан длинношерстный той терьер и своим вторым рождением: когда в начале девяностых годов порода оказалась на грани исчезновения, то сохранить ее удалось только благодаря нескольким московским кинологам: Жаровой, Копыловой, Смайку, Карпышевой и др. Если бы не они, этой породы сейчас просто бы не было. Когда проходила всемирная выставка собак в Берне, то во время торжественного парада на поле с особым почетом, как главную святыню и символ Берна, вывели бернскую овчарку. Многие города: Брюссель, Бостон, Ротвайль, Бордо и другие могут гордиться породами, носящими их имя.

Изменение названия было аргументировано тем, что, якобы, если стандарт на длинношерстных и гладкошерстных тоев один, так и название непременно должно быть одно. Однако на деле это не совсем так, и при желании вполне можно было сохранить оба названия. Тому есть ряд примеров. Стандарт гриффонов объединяет сразу три разновидности, каждая из которых имеет свое название; бельгийский, брюссельский и брабантский. Стандарт папильона также объединяет две разновидности с разными названиями папильон и его вислоухая разновидность фален. Аналогично и у бельгийских овчарок - стандарт с этим названием объединяет четыре шерстные и цветовые разновидности, каждая из которых имеет свое название: тервюрен, грюнендаль, малинуа и лакенуа. По аналогии с этим вполне нормально было бы озаглавить стандарт "Российские той терьеры", или, учитывая необходимость перевода на иностранный язык "той терьеры России", а разновидности назвать "Русский гладкошерстный той терьер" и "Московский длинношерстный той терьер". Таким образом, возможность сохранить название, "московский" есть, и в этом отношении у руководства национального клуба хотелось бы видеть более конкретный и принципиальный подход. Тем более, что штаб-квартира национального клуба находится именно в Москве, и кто же, как не мы, москвичи, должны заботиться о том, что принадлежит нашему любимому городу по праву.

Вряд ли стоит сомневаться, что Российский национальный клуб той терьеров возглавляют грамотные и опытные кинологи, и у них есть совершенно конкретные аргументированные ответы на многие мои, возможно в чем-то наивные, вопросы и хочется верить, что в скором времени их ответы мы сможем прочесть в прессе. Но все же если какие-то из затронутых положений стандарта покажутся принятыми поспешно, то наверное следует задуматься о необходимости внесения небольших корректировок в стандарт.

Кому-то может показаться, что говорить обо всем этом поздно, ведь стандарт уже утвержден. Но ведь стандарт породы той терьер - не есть нечто застывшее, он живет и изменяется вместе со своей породой. Стандарт должен постоянно эволюционировать вместе с породой, причем всегда находясь впереди нее и предвосхищая ее развитие, Поэтому корректировки в стандартах не только возможны, но время от времени и необходимы. Тем более, что несмотря на все сказанное, рассмотренный нами стандарт в целом весьма удачен, требуется лишь несколько небольших корректировок. Хочется верить, что те, от кого это зависит, смогут осознать важность данного шага, забыть личностные интересы, амбиции и привести стандарт в полное соответствие с законами гармонии и истинными интересами породы. Мы - лишь временные опекуны породы, за нами придут другие, и только от нас зависит, помянут ли нас добрым словом либо будут проклинать. Мы - ступени, по которым движется порода, и хочется верить, что эти ступени поведут не в пропасть, а вверх. И тогда наградой нам будет настоящий московский той, маленькая диковинная зверушка из русской сказки - живая орхидея Москвы, достойный конкурент европейским породам, гордость российского собаководства.
Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 9
Гостей сайта: 8
Пользователей: 1