Карело финская лайка

Эти лайки обитали, как дворовые собаки вплоть до середины XX века в основном в сельской местности северных и центральных частей современной Карелии. Часть их использовалась на охоте. В начале 50-х годов XX века экспедиция Карело-финского филиала АН С
До сих пор не ясно, когда и откуда появилась на севере небольшая ярко-рыжая собака со стоячими ушами. Ничего не известно и о том, какой карело-финская лайка была в далеком прошлом...

Еще в каменном веке люди селились по берегам рек и озер Волжской системы. В период неолита на территории от Зауралья до Балтики обитали племена протофинноугров, которые в раннем железном веке по Волжскому пути продвигались с востока на запад. И в более позднее время, во второй половине I тысячелетия нашей эры, Волго-Окское междуречье населяли финно-угорские племена, основной жизни которых были рыбная ловля и охота. В VII веке нашей эре на реке Волхов появляются славянские поселения. Однако активно осваивать центральную часть Восточной Европы славяне начинают с IX столетия. Параллельно происходит мирная колонизация финно-угорских земель славянами и быстрая ассимиляция местного финно-угорского населения, которая продолжалась несколько столетий. В XI - начале XII века славяне появились в Прикамье; в XI-XII веках - в Костромском Поволжье; во второй половине XII века они освоили Вятско-Камский край.

Пришлые славяне по своему социальному развитию находились примерно на том же уровне, что и обитавшие здесь родовые фино-угорские группы, поэтому и основные занятия населения были одинаковы. Это способствовало на рубеже X-XI веков ускоренному процессу этнической консолидации и формированию новой экономической, социальной, этнической и культурной структуры. Новая материальная и духовная культура стала представлять собой сплав культурных традиций славян, финно-угров и скандинавов. На их основе была создана культура Северной Руси.

Ассимиляция славянских и финно-угорских народов не могла не отразиться на возникновении новых способов хозяйственной деятельности и соответствующих им домашних животных, в том числе и охотничьих собак, коими в те далекие времена были только северные остроушки, а по современному - лайки. А консолидация славянских и финно-угорских народов свидетельствует о том, что они первыми занялись совершенствование северных охотничьих собак.

Несмотря на миграцию финно-угорских групп на северо-запад, начавшуюся под влиянием их вытеснения славянами, вплоть до настоящего времени по обоим сторонам Волги сохранились территории, занятые мордвой и марийцами. Эти народы владели аборигенными лайковидными собаками, что подтверждает сообщение Ю.Петрова, который в 1959 и 1069 годах в отдаленных марийских деревнях находил небольших однотипных явно породных лаек, в том числе и рыжих, очень похожих на современных карело-финских лаек. В 1959 году в Килемарском районе и северной части Юринского все лайки подкупали своей однотипностью и очень хорошим телосложением: сухие, крепкие, очень подвижные и жизнерадостные, 54% их составляли собаки черно-пегие и черно-пестрые, а 46% - рыжие и серо-рыжие.

Этих собак специально не разводили, содержали просто при дворах, но они поражали своими высокими охотничьими качества, особенно более мелкие особи. Ю.Петров писал (журнал "Охота и охотничье хозяйство, 1963), что в марийских деревнях совершенно нет непородных собак, дворняжек или помесей. Проведенная в этих местах экспертиза 89 лаек показала, что 38 собак (45,8%) получили за породность и экстерьер "очень хорошо" и "хорошо", хотя им снижали оценки за малый рост.

Еще позднее, в 1975 году, в Удорском районе (пос.Кослан, деревня Глотово) республики Коми также была обнаружена популяция темно-рыжих собак, которые отличались от карело-финских лаек в основном более крупными размерами.

Все это подтверждает, что родиной лаек преимущественно финно-угорских племен была лесная территория Восточной Европы и Зауралья, где с массовым заселением ее славянами очаги рыжих малопородных лаек были поглощены более многочисленными собаками других пород. И только на северо-западе России, на территории, заселенной карелами и финнами, куда не проникли другие народности, вплоть до середины XX века сохранились аборигенные рыжие лайки.

Еще в 1675 году французский путешественник-исследователь Пьер де ля Мартиньяр, посетивший территорию современной Финляндии, в своих путевых записях о северных странах упоминал "темно-красных" собак, которые поразили его своим темпераментом и красотой. Но первым серьезным трудом, посвященным изучению остроухих собак России, был "Альбом северных собак лаек", составленный князем А.А.Ширинским-Шихматовым, опубликованный в 1895 году. Во время своих многочисленных поездок на охоты за медведями, а затем и специально с целью изучения северных остроухих собак в Олонецкую, Архангельскую, Вологодскую, Костромскую и Вятскую губернии князь сделал сотни измерений собак, описал внешний вид и в альбоме привел десятки фотографий и карту-схему распространения отродий лаек. Обозначенная на карте территория, включавшая в себя современную Карелию, Финляндию, северо-западную часть Архангельской и северную - Ленинградской областей заселяли финно-карельские лайки, названные так автором.

Природные условия обширного лесного региона на территориях современной Карелии и Финляндии весьма своеобразны. Здесь преобладают северные сосновые боры на песчано-каменистых почвах с небольшим количеством животных мелкого и среднего размера. Условия природной среды и способ содержания аборигенных собак местными жителями привел к стабилизации определенного типа остроушек.

Собаки содержались без привязи и должны были сами добывать себе пищу круглый год. Зимой они питались остатками от охоты, рыбной ловли, падалью домашних животных и прочими отбросами. В бесснежный период часть времени проводили в охотничьих угодьях, добывая себе пищу в лесах и по берегам многочисленных рек и озер. Местное население не кормило своих собак, и поэтому они отличались удивительно рациональным обменом веществ и малым аппетитом. Под влиянием природных факторов и условий содержания создалась аборигенная небольшая сухая лайка преимущественно рыжего и серо-рыжего (шакальего) окраса с ярко выраженным охотничьим инстинктом.

Эти лайки обитали, как дворовые собаки вплоть до середины XX века в основном в сельской местности северных и центральных частей современной Карелии. Часть их использовалась на охоте. В начале 50-х годов XX века экспедиция Карело-финского филиала АН СССР, занимавшаяся изучением охотничьих животных, зачастую встречала этих собак. Нам даже удалось купить двух собак, отличных охотниц, о происхождении которых не было никаких сведений. Одна из них стала основой для восстановления породы карело-финских лаек в Московском регионе.

После выхода в свет в 1895 году первой научной публикации А.А.Ширинского-Шихматова интерес к северным остроушкам резко возрос. Естественно, что в С.-Петербург, который также был значительным кинологическим центром, попали лайки, привезенные в основном из Карелии и окрестных областей. Первое время на выставки выводили единичные экземпляры лаек, но вскоре пришлось организовывать и ринги этих собак. Первоначально все лайки разных мастей и размеров ходили в одном ринге, но вскоре было замечено, что собаки рыжего и серо-рыжего (шакальего) окрасов всегда более мелки и обладают общими, присущими им особенными чертами экстерьера. Кинологи (среди которых ведущим был Александр Петрович Бармасов), заметившие эти признаки, а кроме того ярким отличительные черты в характере - живость, внимательность, сильно выраженную охотничью страсть, попробовали спаривать рыжих остроушек между собак и получили отличный результат: собаки стабильно передавали свои черты потомству. Все потомство было достаточно однородным: имело рыжий окрас, небольшой рост, квадратную сложку и характерное строение головы. Все владельцы этих собак подчеркивали их необычайную привязанность к себе, стремление к охоте и к охране своего дома. Таким образом, уже в двадцатых годах XX века порода карело-финская лайка была выявлена русскими кинологами.

Энтузиасты, занимавшиеся разведением этих собак, приняли для них временный стандарт, то есть эта порода оказалась первой стандартизированной из всех лаек. С 1932 года на выставках Ленинграда экспертизу лаек вели по группам определенного типа, и карело-финских лаек уже оценивали в своем ринге отдельно от других. Такая же работа проводилась в Карелии в системе Карзаготпушнины а в Петрозаводске организовывались многочисленные выставки.

Работа по выделению групп лаек продолжалась под руководством проф. Н.А.Смирнова, который был ответственным редактором стандартов, А.П.Бармассовым, который с 1933 года был председателем секции лаек, и зоотехником Н.К.Верещагиным. "Стандарты лаек СССР" были опубликованы в 1936 году в трудах Арктического института (т.56, Биология). Именно эта разработка стандарта на карело-финскую лайку и легла в основе последующих стандартов на эту породу.

В 30-е годы уже были выдающиеся представители карело-финских лаек, например ОРЛИК И.И.Талампойки, который получил на выставке Малую серебряную медаль (МСМ), но стал полевым победителем с дипломом первой степени за работу по белке. Нельзя не упомянуть о первых карело-финских лайках, полностью отвечающих требованиям стандарта. Имевший на выставке Большую серебряную медаль (БМС) МАРС П.Н.Кажанова также был полевым победителем с дипломов второй степени по белке, а на состязаниях в 1937 году он занял I место. МАРС оказался хорошим производителем, давшим значительное количество потомков, в числе которых был МАРС-II В.И.Грачева, имевший МСМ и диплом второй степени по белке.

Неоднократно и с большим успехом на испытаниях и состязаниях выступала НОРА И.И.Киселева, имевшая на выставке БСМ. На первых полевых испытаниях лаек в работе по белке, которые проводила Ленинградское общество кровного собаководства (ЛООКС) 30 декабря 1928 года и которые судили А.П.Бармасов, П.Ф.Пупышев и В.В.Шлок, принимали участие четыре лайки и победительницей среди них оказалась НОРА. На состязаниях по белке в 1937 году НОРА заняла II место, получив диплом второй степени при 74 баллах, уступив первое МАРСУ П.Н.Кажанова.

Потомство карело-финских лаек с высокими полевыми качествами было получено от АЛЬФЫ Н.А.Федотовой-Альбинской. АЛЬФА на выставке имела БСМ и диплом второй степени по белке. Н.А.Федотова-Альбинская сохранила верность породе карело-финских лаек и после Великой Отечественной войны, до конца своей жизни держала этих собак и судила их на выставках и полевых испытаниях.

Хорошее потомство в экстерьерном и полевом отношении дали ОРТА Б.В.Молокова и РАЛЬФА Ф.Н.Дубровина, имевшие на выставке Большие серебряные медали.

Очень типичными карело-финскими лайками в 30-е годы были: ГОТХОБ Г.Т.Митина с оценкой БСМ и дипломом третьей степени по белке, ХЕССА Ю.А.Ливеровского имевшая БСМ, НОРА А.А.Кудор, БАЛЮНКА П.С.Шандроского и МУРЗА С.К.Красовского - обладатели дипломов третьей степени по белке.

В 1934 году была организована первая испытательная станция лаек, выработана определенная система экспертизы на полевых испытаниях. Первые полевые испытания лаек по белке проводились 24 и 25 января 1937 года, и на них I место с дипломов второй степени при 78 баллах заняла карело-финска лайка МАРС П.Н.Кажанова, а второе - НОРА И.И.Киселева. Основным организатором всех мероприятий с лайками был председатель этой секции А.П.Бармасов.

В 1939 году был принят первый официальный временный стандарт на карело-финскую лайку, в основу которого были заложены более ранние разработки. Работа с лайками в том числе и с карело-финскими, продолжалась вплоть до блокады Ленинграда.

Годы Отечественной войны (1941-1945) и блокада Ленинграда нанесли значительный ущерб карело-финским лайкам. Почти весь арсенал распространения аборигенных лаек был окупирован гитлеровцами. Разведением собак в это время никто не занимался, а наиболее типичные экземпляры из Карелии вывозились в Финляндию. Но многие охотники, в том числе известные ленинградские кинологи Е.К.Леонтьева, В.А.Прозоров, А.Г.Тугаринов сохранили своих лаек до окончания войны. На основе этих собак, а также привезенных из Карелии и стало восстанавливаться послевоенное заводское поголовье.

Уже в 1947 году на первые межобластные состязания лаек по белке ленинградцы выставили 9 собак, 6 из которых были карело-финскими. Карело-Финская лайка ТОБИК (вл.Потяков) на этих состязаниях получил диплом первой степени и занял II место, три остальные карело-финские лайки: МИЛКА (вл.Большакова), ТАЙГА и ПУЛЬКА (вл.Семенов) получили дипломы третьей степени.

В это же время началась активная племенная работа с породой. Очень удачным сочетанием в подборе пар того времени была вязка двух типичных для породы рабочих собак неизвестного происхождения - ДЖИМА (вл.Маляревский) и НОРКИ (вл.Соловьев). В результате были получены хорошие и породные производители но с одноколенной родословной: МАРС (вл.Арбузов), УРАН (вл.Остинской), ЧАЙКА (вл.Грейц). МАРС имел отличный экстерьер и два диплома третьей степени. Он очень широко использовался в вязках и дал лучших в то время полевых собак: РЫЖИКа (вл.Никандров), АРИКА (вл.Балин), КАЙТУ (вл.Котов), а от вязки с московской КОЙРОЙ 1001 - ч.РЕЙМУ 1002 (вл.Гибет).

Порода карело-финских лаек в Ленинграде начала развиваться очень успешно: в 1957 году на выставке было представлено 27 собак, в 1958 - 36, и карело-финские лайки по числу почти не уступали русско-европейским, но затем энтузиазма как-то поубавилось, возможно, в связи с меньшей активностью А.П.Бармасова, которому было около 80 лет. Но порода уже твердо "стояла на ногах" и начала распространяться в другие регионы.

В конце 40-х годов активно занялись восстановление карело-финских лаек в Карелии. Руководство охотпромысловых организаций создало специализированный госплемпитомник "Карельская лайка" около Медвежьегорска, который просуществовал до 1953 ода. В питомнике было собрано типичное аборигенное поголовье карело-финских лаек, к сожалению, невысокого экстерьерного уровня.

В конце 40-х и начале 50-х годов в Карелии, чаще всего в отдаленных деревнях, да и в Петрозаводске, содержалось довольно много карело-финских лаек, конечно, неизвестного происхождения, но внешне очень типичных. На выставке охотничьих собак в Петрозаводске в 1951 году демонстрировалось 30 русско-европейских и 24 карело-финских лаек. Экстерьерный уровень последних оказался довольно высоким: 3 собаки получили Малые золотые медали, 6 - Большие серебряные, 10 - Малые серебряные, 3 - Бронзовые медали и лишь 2 не были признаны породными. Экспертизу проводил эксперт всесоюзной категории А.П.Бармасов. На выводке в 1952 году одна карело-финская лайка получила оценку "отлично" и три - "очень хорошо". Все это свидетельствует о то, что в 50-х годах в Карелии были высокопородные аборигенные карело-финские лайки, однако ни кинологов, ни экспертов в республике не имелось и племенным разведением собак в тот период никто не занимался. Все заводское разведение велось только в Ленинграде.

Несколько позднее этим начали заниматься в Москве, когда в 1953 году из Карелии была привезена КОЙРА 1001 Л.П.Никифорова. КОЙРА происходила от двух великолепных, но не имевших известного происхождения собак: КАЧЮ П.С.Богданова и лучшей в то время лайки Карелии - ЗОРЬКИ, принадлежавший Карело-финскому филиалу АН СССР. Первый помет от КОЙРЫ имел оценку "очень хорошо" и два диплома третьей степени. От вязок с ленинградскими производителями УРАНОМ (вл.Остинский) и МАРСОМ (вл.Арбузов) КОЙРА дала немногочисленное, но очень породистое потомство, имевшее уже двухколенные родословные и составившее в Москве основной костяк поголовья следующего поколения.

Племенная работа с карело-финскими лайками в Москве сразу пошла по пути заводского разведения. Появился первый в стране чемпион породы РЕЙМА 1002, а с 1960 года разведение карело-финских лаек заметно активизировалось: если в 1960 году в план вязок было включено всего 12 собак (3 кобеля и 9 сук), то в 1968 году их было уже 36 (11 кобелей и 25 сук).

В 1959 году известный эксперт всесоюзной категории Э.И.Шерешевский, который был кинологом МООиР, впервые ввел в породу карело-финских лаек кровь подаренной из Финляндии финской лайки ПИКУ. В результате вязки ее с ВОЛЧКОМ (вл.Маров), сыном КОЙРЫ, был получен первый чемпион страны среди кобелей - ФИНИК 1011, принадлежавший московскому обществу охотников.

До 1966 года порода продолжала развиваться "в себе", в основном путем инбридирования на основательницу московских карело-финских лаек КОЙРУ 1001 и при этом достигла больших успехов. Однако потребовалось новое освежение крови и в 1966 году ч.ПУНАЙНЕН 1012 (вл.Никифоров) была отвезена в Ленинград и повязана с единственным в то время кобелем финской лайки БОДРЫМ-НАЛЛЕ, подаренным из Финляндии и принадлежавшим Ленинградскому обществу охотников. В результате этой вязки были получены четыре отличных щенка, из которых в породу широко вошел один кобель РИСТИНОККИ 1025 Л.П.Никифорова. Эта вязка безусловно "освежила" кровь московских карело-финских лаек. При этом они сохранили свои прекрасные охотничьи качества. К сожалению, РИСТИНОККИ использовался всего три года, так как в шестилетнем возрасте он погиб.

Довольно сложный и трудоемкий путь совершенствования породы "в себе" продолжался до 1978 года, когда ч.МАЙМУ 1030 К.Н.Пономарева опять в Ленинграде повязали с новым финским кобелем УРККИ А.С.Шилова. В результате этой вязки в породу вошли два производителя: кобель и сука, несших в себе, однако, некоторые отрицательные черты УРККИ. В это же время в Москву специально из Финляндии был выписан кобель ч.АЛЬО-ПЕНИ 1175 Р.А.Колесникова, который с 1980 года стал использоваться в вязках и дал немногочисленное, но отличное потомство, в том числе ч.РИКИ 1284 А.Березкина.

Практически финская и карело-финская лайка - это одна и та же порода, с одним и тем же исходным племенным материалов, как это было показано выше. Когда Финляндия входила в состав России, ни у кого не возникало вопросов о названии рыжей лайки, разводившейся в Финляндии, Карелии и на севере нынешней Ленинградской области, очень удачно названной А.Ширинским-Шихматовым финно-карельской. После революции, когда Финляндия получила государственную самостоятельность и появилась государственная граница, это отразилось и на судьбе рыжей лайки. Ее продолжали разводить в Финляндии и в России, сохраняя, по возможности, как аборигенную собаку без особых изменений. Две соседние страны повели разведение рыжих собак по несколько разным путям: в Финляндии развитие породы шло по методу консолидации экстерьерных признаков и отбора для работы по боровой дичи, в России отбор тоже шел по экстерьеру, но большее внимание уделялось охотничьим качествам, которые включали широкий диапазон, применения на охоте по пушным зверям, а также по медведю, лосю и кабану. Применяют карело-финских лаек при охоте и на уток, по боровой же птице собаки работают без какого-либо обучения. Вполне естественно, что, несмотря на общность происхождения собак, финские кинологи, занимающиеся разведением рыжих лаек, назвали их финскими лайками, а в России кинологи, восстанавливающие эту породу, назвали ее карело-финская лайка, что в целом более правильно, так как порода принадлежит двум народам - карелам и финнам. Но в целом это единая порода, и представители обеих ветвей ее должны свободно использоваться при разведении. И как-то обидно настоящую охотничью породу именовать "финский шпиц", - такое название ей присвоили в странах западной Европы, да и в Северной Америке, где ее используют только как домашнюю собаку.

В настоящее время в московском регионе уже имеется около 80 племенных кобелей, половина из которых включена в план воспроизводства породы, и около 130 сук включенных в план. Экстерьерный уровень поды очень высок: все кобели, идущие в разведение, и 50% сук имеют отличные оценки. Учитывая это, а также резерв молодых собак, можно предположить, что в этом самом крупном центре разведения карело-финских лаек имеется около 800 собак.

В 70-х - 80-х годах возникли значительные очаги разведения карело-финских лаек в Кировской, Ярославской, Калининской, Горьковской областях, в каждой из которых насчитывалось до 100-120 собак, а на выставках регулярно показывалось до 30 представителей этой породы.

Сейчас наибольшее распространение карело-финские лайки получили в Карелии, а также в Серодвинске Архангельской области, где их имеется около 200 (зарегистрировано 160, из которых 42 дипломированные), а в выставках участвуют около 50 собак. Почти столько же их в Череповце Вологодской области, стабильно сохраняется поголовье карело-финских лаек в Перми и Пермской области, в Екатеринбурге и области, а единичные экземпляры карело-финских лаек распространены и в Сибири, вплоть до Магадана и Камчатки, и повсюду они работают с большим успехом.

Очень отрадно, что карельские охотники "повернулись лицом" к своей аборигенной рыжей лайке и не только стали активно разводить собак этой породы, но и пытаются как-то объединить усилия других регионов в этом деле. В 1991 году они организовали в Петрозаводске Первую всероссийскую выставку карело-финских лаек, куда были привезены собаки из Ленинградской, Московской и некоторых других областей. Будем надеяться, что эта выставка будет не последней, а станет началом регулярного смотра собак этой породы всей России.

И все же наибольшее поголовье карело-финских лаек с высокими экстерьерными и охотничьими качествами сосредоточено в Москве и Московской области, где при Московском обществе охотников впервые создана самостоятельная секция любителей этих собак. Именно из московского региона карело-финские лайки наиболее широко распространяются по всей нашей стране и пополняют племенной материал других очагов разведения собак этой породы.
Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 73
Гостей сайта: 64
Пользователей: 9