Бакхмуль (аборигенная афганская борзая)

Существуют две версии происхождения афганских борзых. Согласно первой, они мигрировали с Аравийского полуострова с караванами арабских купцов. В гробницах знатных особ в долине Нила имеются изображения борзых салюки. Папирусы IV тысячелетия до н.э. с
Существуют две версии происхождения афганских борзых. Согласно первой, они мигрировали с Аравийского полуострова с караванами арабских купцов. В гробницах знатных особ в долине Нила имеются изображения борзых салюки. Папирусы IV тысячелетия до н.э. свидетельствуют о том, что салюки пришли из Аравии в Азию, хотя легенда, многократно повторяемая, гласит, что это были древние афганские борзые. По второй версии, эти собаки издревле обитали в Северной Индии - Пенджабе, в горных хребтах Чагая, Гиндукуша, Тобакакара, Хиндураджа, Памира и частично Тянь-Шаня, т.е. на территории древнеиндийской высокоразвитой Хараппской цивилизации (III-II тысячелетия до н.э.), где возникли на местной основе. Древние номады называли их Актазиит, что означает "белая борзая собака". Рассказывая о походе Александра Македонского в Индию, знаменитый древнегреческий географ Страбон упоминает о стране Кафея, "где исключительно ценят красоту как коней, так и собак".

Афганистан в древности являлся связующим звеном между среднеазиатской, иранской, индийской и китайской цивилизациями. "Скелет афганской борзой идентичен скелету борзовидного животного, останки которого были обнаружены в Азии и возраст которого исчисляется ста тысячами лет", - высказывает гипотезу ученый Джексон Сэнфорд (цит. по: Дж. Мак Дональд. Знакомьтесь, афганская борзая). Эти данные свидетельствуют в пользу второй версии происхождения горных борзых. Н.А. эл Перро ("Ридерс дайджест", Испания, 1983) утверждает: "Афганские борзые пришли с севера Индии, затем проделали сотни километров с караванами арабских купцов, чтобы позже обосноваться в Афганистане". В 1966 году вышла книга, написанная тремя авторами-афганцами под псевдонимом Питер Кинг, "Арена борьбы в Центральной высокогорной Азии", где приводится один интересный: эпизод. "В Кандагаре мы остановились на день, и я нанес визит вежливости губернатору, который настаивал, чтобы я принял участие в охоте вместе с ним. Это: был совершенно особый вид охоты, поскольку ее предметом являлась афганская борзая, обитающая здесь в диком виде в стаях. Поскольку эти борзые невероятно скоростные и целью охоты было не убивать животное, а завладеть им, день охоты оказался изматывающим. В своей естественной среде афганская борзая охотится на газелей и других животных, но крайне опасается людей. Стоит вам приблизиться к стае, как собаки тут же бросаются врассыпную со скоростью молнии. Единственный способ поймать их - это загнать стаю в тупик каньона. Но даже это представляется крайне трудным, поскольку собаки так же неимоверно быстры, взбираясь по склонам, как и на равнине. Мы отправились в поездку на лошади и джипе. Найдя стаю, мы преследовали ее до вечера, и нам удалось поймать пятерых собак, которые вполне подошли губернатору. Они понадобились ему в качестве подарка невесте сына. Из пяти он выбрал трех, а других отпустил на свободу. Они умчались в ночь с неимоверной быстротой, чтобы воссоединиться со стаей соплеменников, оплакивающих своих сородичей, сидя на скале в миле от нас, без сомнения, ожидая услышать предсмертные крики своих родственников, которых поедают дикие человеческие существа. Мне бы очень хотелось иметь одного из этих диких "тази" (в переводе с дари/пушту "быстромчащаяся"), как их называют в Афганистане, но их вывоз запрещен. Совершенство диких тази не идет в сравнение с избалованными, изнеженными, полученными в результате скрещивания разных пород выставочными афганами, которых мы наблюдаем за пределами этой страны".

Тази бахмуль (в переводе "бархатный") является одной из шести разновидностей аборигенной афганской борзой, если основываться на классификации Маршала Шах Вали (1950), наиболее компетентного лица, вице-президента Южного общества афганских борзых. Бахмуль также упоминается в книге В.И.Казанского "Борзые" наряду с короткошерстой тази степей "лучак" (аналог слюги) и тази "калах" (аналог салюки). Бархатной эта высокогорная тази названа по своей уникальной бархатисто-шелковистой шерсти. Бахмуль является своеобразным "архетипом" современного цивилизованного афгана.

В 1920-х годах майор британской армии Белл Муррей и мисс Джин Мэнсон вывезли из Кветты и пограничных с Индией и Афганистаном областей несколько бахмулей в Шотландию. Д.Мэнсон предостерегала заводчиков от опасности облегчения и декоративизации потомков этих собак. "Легкокостные борзые никому не нужны, как бы красивы и грациозны они ни были. Надо помнить, что это спортивные собаки, а не игрушки для изостудий. Их предки выполняли тяжелую работу, и мы будем тысячу раз сожалеть, если позволим им превратиться в декоративных собачек. Это не выведенная, а одна из древнейших и чистейших пород. Верность и интеллигентность, удивительная память на лица и голоса - ее отличительные черты. В идеале эти собаки должны сочетать грациозность и стройность линий с мощной поясницей и мускулатурой и подвижными суставами. При своей аристократической внешности и сдержанности они дружелюбны, послушны, понятливы и нежны. Они никогда не забывают ласкового слова или жеста, но любое проявление грубости очень тяжело переносит я ими. Они не знают, что такое хлыст. Их отвага и сила превосходны". Свою первую встречу с будущей любимицей Д.Мэнсон описывает так: "Однажды во время поездки на лошади в двадцати милях от Кветты я впервые встретилась с этой собакой, Ее прекрасные движения и грация буквально очаровали меня. После долгих уговоров хозяин, который вовсе не желал расставаться с красавицей, все же пообещал привезти ее к моему бунгало на следующий день. Так я приобрела свою афганскую борзую, которую назвала Бейгам, что означает "знатная дама". Бейгам была самым прекрасным животным, которое я когда-либо видела: белого окраса, с огромными карими глазами, совершенным телом и великолепной осанкой. Она покоряла всех. Изнеженность кошки (она всегда забиралась на самое удобное кресло или подушку и не любила, если у нее были мокрые лапы) сочеталась в ней с бесстрашной силой. Бейгам оказалась превосходной матерью. За несколько дней до появления щенков она стала собирать пищу и прятать ее в саду, где собиралась содержать малышей. Когда щенки родились, она заботилась о них, пока они не стали самостоятельными. Уже в детстве их отличали удивительные изящество и благородство. Они, например, никогда не бросались на пищу, как бы ни были голодны". Кажется, что интеллигентность м врожденная культура этих собак отражает высочайшую культуру древней индийской цивилизации. Генетическая память бахмулей впитала в себя мудрость тысячелетий, сквозь которые прошла эта порода, и им всегда суждено быть редкими. Бот как описывает майор Белл Муррей (еженедельник "Наши собаки", 1926), очарованный фотографией Зардина, вывезенного в1907 году с гор Чагая, свои поиски редкой даже в те времена горной борзой: "Я предпринял попытку найти этих собак. Я поручил доверенным лицам искать их не только в Афганистане, но везде, где, по моим предположениям, обитает эта порода. И лишь в 1912 году мне удалось найти превосходный экземпляр, суку, чисто-белую с прекрасной головой и изумительной шерстью. Хотя мне привозили многих собак со всех концов страны, мне удалось отобрать лишь девять борзых за период с 1912 по 1920 год, которые и составили основу будущего питомника "Коув" в Шотландии".

К 1980-м годам обозначились разделительные черты, которые так удачно подсмотрел Белл Муррей еще в 1920-х годах, между той "истинной" ловчей, охотничьей борзой бахмуль и современным декоративным афганом, называемым на Западе "афган-хаунд". Разделение породы, развитие ветвей которой пошло по двум разным направлениям - на афгана и на аборигенную охотничью афганскую борзую бахмуль было неизбежно, и случилось это в России в 198О-х годах. Потребность сохранить редкую уникальную породу в первозданном виде, максимально приближенном к древнему типу, диктовала необходимость принятия отечественного стандарта на аборигенную (то есть невидоизмененную, первичную) афганскую борзую, охотничью, а не декоративную собаку, тем более, что сохранить тип истинной борзой позволяли охотничьи просторы России. И вот в 1985 году Всесоюзным кинологическим советом при МСХ СССР был принят постоянный стандарт этой породы. Далее в процессе длительной и сложной работы цель сужалась и становилась более жесткой: вычленение генотипа бахмуля и закрепление рабочих и экстерьерных породных признаков в процессе целенаправленного заводского разведения с проекцией на лучшего представителя путем строгого отбора и дальнейшей стандартизации породы "бахмуль" с целью сохранения редкой породы в чистом виде. Прекращение разведения бахмулей в королевском питомнике "Каризамир" в Афганистане из-за серии войн, неблагоприятное отношение к собакам в связи с распространением фундаментализма в Пакистане, перемещение центра сохранения и воспроизведения породы в Россию - все это стало мотивами, диктовавшими необходимость стандартизации породы там, где она возрождается, т.е. в России. Единственным местом выживания бахмулей стала наша страна как раз в период перестройки. После Индии и Афганистана бахмуль нашел свою третью родину в России. В 1997 году был предложен новый стандарт горной тази бахмуль.

В России стабильное разведение бахмулей началось с ввоза четырех собак еще до афганского переворота 1978 года майором Д.Евдокимовом, семьями Магометовых и Никитиных, Будущему чемпиону России, лучшему представителю породы, предстояло родиться в помете от Кинга (Сияхпуаз тэлай) Д.Евдоиимова и Афсаны Р.Магометова. Интересно, что один шведский заводчик, увидев собак этого помета на выставке, сразу предложил высокую сумму за весь помет, но наш заводчик устоял. Так в 1980-х годах началось официальное разделение на афгана и аборигена. Имя родоначальника рода бахмулей в России - Рад-о-Барк (что в переводе с дари/пушту означало "гром и молния") - вполне соответствовало его восточному темпераменту и прекрасным бойцовским качествам. Рад-о-Барк был превосходный зверь, вождь от рождения, любящий жизнь, волю, природу и, конечно, охоту. Он подчинял себе всех собак в округе, и чем крупнее и злее был противник, тем больше Рад упивался победой, в секунду бросая врага на землю, повергая его на лопатки и затем по-королевски даруя ему жизнь. Никто не учил его этим приемам, равно как и благородству не добивать лежачего. Он пользовался еще и тонким приемом деморализации противника, не пуская в ход физическое воздействие. Как тореадор, обхаживал он пса, почти вплотную прижавшись к нему, подставляя себя, пока перепуганный пес не поджимал хвост, издавая жалобные звуки - бескровный прием психологической атаки. Его преданность хозяйке была безгранична и подтвердилась, когда он разбросав шесть человек, напавших на нее, обратив их в бегство. Признаться, холодок пробегал по спине, когда этот гордый ласковый пес превращался в воина. Поражал диапазон его характера: преданный, нежный и ласковый, готовый выполнить любое желание хозяйки, с одной стороны, и вождь, диктующий сваю мудрую силу, повелитель душ, с другой. В его глазах была сосредоточена мудрость тысячелетий и высочайшая древняя культура Востока. Он производил впечатлени' пришельца из более совершенной космической цивилизации. Рядом с ним я, человек, которому он служил, чувствовала себя несовершенным существом, которому так и не суждено было разгадать эту высшую данность горную тази бахмуль. Помни, что ТЫ - древняя борзая, и пусть ни один человек не изменяет ТЕБЯ", - говорится в заповеди древних, может, более примитивных, чем современный человек, но, без сомнения, более мудрых, ибо они не пытались усовершенствовать то, что и так совершенно. Ни одно творение рук человеческих не может быть совершеннее творения Природы. Природа, как Творец, целесообразна и терпелива. Она ничего не добавляет и не убавляет, формируя в процессе эволюции свои творения. Человек сам творение природы, потому несовершенен в роли Творца.

Я взяла интервью у охотника с Украины Саши Гарника, который держит двух бахмулей. Почти клубок, каждый его выход в поле заканчивается поимкой одного-трех русаков. Его собаки анонсируют и даже апортируют зверя. Успешна охота и с одной собакой. Хорошая зоркость, умение "видеть" поле, иногда для этого забравшись на скирду, хорошо развитое верхнее и нижнее чутье, прекрасная резвость в скачке за русаком карьером, когда бахмуль низко парит над землей, достигая скорости 78 км в час (в то время как на кинодромах она не превышает 43). Маневренность бахмулей вызывает восхищение. Бахмуль способен развернуться на одной пятке на 180', слегка снизив скорость, изменить траекторию движения тела в полете над канавой или кучей валежника, скрыться в кустах и внезапно появиться в таком месте, где зверь его не ожидает. Высота прыжка бахмуля достигает 2,5 м. Благодаря хорошо развитым мышцам спины и длинной широкой мощной пояснице бахмуль складывается в далеко занося задние ноги вперед, в мощном толчке разгибаясь, подобно пружине. При замедленной съемке видимости толчка нет вообще, хотя масса собаки доходит до 38 кг при росте 73 см. Укороченность корпуса и высоконогость, характерные для афгана, являются пороком для бахмуля, поскольку такие собаки не выдерживают длительной скачки и плохо маневрируют на угонках. Бахмуль как бы наслаждается состязанием в скорости и умении с диким зверем в естественных природных условиях. Он может взять зверя накоротке в двухстах метрах, а может гнать долго, наслаждаясь скачкой, как бы меряясь силой со зверем. Может взять его измором, иногда даже не пуская зубы в ход, завалив его ударом грудью и лапой. В Афганистане с ними охотились не только на равнинах, но и высоко в горах на сыртах и в Лесных чащобах. Благодаря маневренности и прекрасно развитому боковому зрению эти собаки не разбиваются в горах, где им приходится перепрыгивать через расщелины, взбираться по круче, загоняя тау-тэке и архара под пулю либо на вершину горы, откуда зверь в изнеможении падает. Приведу цитату очевидца, наблюдавшего охоту бахмуля. "Горные козлы невероятно быстрые и ловкие, и если бы тази не имел тех же способностей, он рисковал бы жизнью. Этот способ охоты наиболее честный и благородный. За собакой нет человека, готового воспользоваться ружьем, есть только два противника, которые сражаются мускулами и ногами. Создается впечатление, будто серо-желтое перо подхвачено потоком воздуха, и вот оно понеслось вверх по обрывистым склонам гор. Охота может продолжаться более двух часов на одном дыхании на протяжении 45 кило- метров. Невозможно реально оценить правдоподобность этого подвига, не увидев скал и расщелин Гиндукуша. Тот, кто видел этих собак на охоте, отметит, что картина бегов афганов на кинодроме - это жалкое зрелище по сравнению с впечатлением от охоты с горной тази бахмуль" (Экарт Грюн, 1958). Обладая очень крепкой широкой лапой, бахмуль удивляет резвостью скачки по "ножам" (насту) и мерзлой пахоте. Во время бега пасть бахмуля приоткрыта в улыбке, голова высоко поднята, длинная шея способствует изменению положения центра тяжести. На подходе к зверю бахмуль начинает угрожающе лаять. Азарт, нестомчивость и выносливость бахмулей - их природные свойства. Им обязательно надо достать зверя. Уйдя за горизонт, бахмуль возвращается к хозяину, улыбаясь, повиливая хвостом, как будто и не было этой изнуряющей скачки. Джин Мэнсон пишет о своей любимице: "Во время долгих прогулок на лошадях Бейгам то неслась впереди, то возвращалась к нам. Причем возвращалась всегда более свежей, чем лошади и наездники вместе взятые". Бахмуль охотится не для себя, а дня хозяина, отсюда - спокойное отношение к зверю. Во время королевских охот в Афганистане более всего ценятся бахмуль-ножак, кобель-убийца, широкотелый, крепкокостный, злобный к зверю. В его функцию входило взять зверя до подхода охотника, не повредив шкуры, в противном случае он мог поплатиться жизнью. Так, в условиях жесткого отбора формировался бахмуль.



В среднеевропейской полосе бахмуль прекрасно приспособился к нашему климату, и с ним успешна охота на русака и лисицу. Волк - тоже его противник, и дело за охотниками попробовать его на волка, Бахмуль Давидэль-Барк начал свою охотничью карьеру на испытаниях с зимнего русака весом 5200 г заслуженно получив диплом второй степени без предварительной натаски, ибо чистокровная борзая "бежит кровями". Это был первый в его жизни заяц, и работал он отменно в паре с русской псовой. Со стороны казалось, что они всю жизнь работали вместе. Способность охотничьих борзых передавать информацию и договариваться о взаимодействии в процессе скачки потрясает. Мне приходилось наблюдать, как, подняв зверя у опушки, один бахмуль "приказывает" другому остановиться и обозревать выход зверя из леса, пока первый пытается его выгнать. Распределение ролей во время скачки, когда одна собака преследует в угон, пытаясь достать зверя, а другая идет в обход, свойственно умным, смекалистым борзым. Внешне бахмули очень красивы: светло-палевые, подласые, с благородной осанкой, достаточно длинной шерстью, в той степени, в какой это необходимости, чтобы переносить суровые погодные условия. При правильном уходе и содержании их шерсть не требует расчесывания более одного раза в месяц. Как-то раз мой бахмуль вылез из малинника, похожий на шар из репьев и колючек. На расчесывание у меня ушло всего 20 минут - не так и много. Летом бахмуль очень любит купаться, а если жарко, он может весь день сидеть в реке, погрузившись в воду, так что видна только спина и морда. Он прекрасный пловец и проплывает большое расстояние, охраняя хозяина даже в воде. Вода благоприятно отражается на шерсти - она блестит и становится шелковой. Бахмуль в отличие от афгана очень широк в груди, спине и пояснице, холка у него мощная, спина с небольшой переслежиной, ребро бочковатое. Он хорошо омускулен, маклаки почти не выдаются, круп едва скошен. Глядя на бахмуля, вспоминаешь П.М.Мачеварианова, ратующего за "бочковатость ребер, простор задних ног и сухость пазанков, от которых зависит нестомчивость, рыскучесть и безграничная сила". У бахмуля пять видов шерсти различной структуры и расположения. В отличие от афгана, обязательным для него является наличие короткой шерсти на передних частях запястий и плюсен необходимые аэродинамические характеристики для быстрого бега, а также наличие естественного "седла" из короткого остевого волоса. По сравнению с афганом бакмуль немного растянут, что помогает ему бежать поясницей, а не только ногами. Длина бедра равна длине голени, но не короче, а у афгана голень длинная. Плюсна, являясь опорой, короче голени, но тоже длинная. Соотношение статей у бахмуля продиктовано и отработано многовековой эволюцией и не должно подлежать изменению по прихоти человека в соответствии с очередным витком моды, как это случилось с афганом. Помимо охоты, бахмуль издавна охранял стада и свою территорию от нападения диких кошек и волков, являясь также защитником человека. Имея крепкую психику, он хорошо поддается дрессировке, но полностью подчинять его волю человеку не рекомендуется, потому что это думающая собака; на охоте она принимает решения самостоятельно и вмешательство человека может быть для нее губительно. Дрессировка должна строиться на любви и уважении без применения грубого физического воздействия, иначе бахмуль может потерять свои личностные характеристики и важно найти контакт со своим питомцем, и тогда он выложится, чтобы доставить вам удовольствие. Конечно бахмуль больше всего подходит спортивным людям, любящим бродить по лугам, лицезреть природу, способным преодолевать трудности погодных условий в осенне-зимний сезон. Для бахмуля недостаточно выгулов без поводка в течение двух часов в день, ему обязательно нужны выезды на испытания и охоту. Он получает при этом максимальное удовольствие, гораздо более сильное по эмоциональному колориту, чем прием любимой пищи и отдых у камина. Без охоты он может ожиреть или, наоборот, у него атрофируются мышцы, а крепкая природная психика начнет расшатываться.

Проводился такой эксперимент: один охотник брал собаку на охоту, другой ее кормил. Она сильнее была привязана к тому, с кем охотилась. Но, к сожалению, даже в охотклубах нерадивые хозяева, которых не заботит душевное, физическое и психическое состояние своего питомца, часто не выезжают на испытания и охоту, фактически губя не только свою собаку, но и породу в целом. Если учесть, что центр возрождения бахмулей Сосредоточен в московском распространялись по многим регионам, то становится ясным, насколько сложна работа по закреплению генотипа без государственных дотаций или частных субсидий. Содержание охотничьих бахмулей без выездов на охоту и испытания - кощунство. Содержание их в вольерах, если учесть, что издревле эти собаки допускались в королевские покои, являясь "священными", (отсюда их чистоплотность, интеллигентность и аристократизм), тоже нежелательно, так как портит психику. Поэтому самое оптимальное для этой породы - фермерские хозяйства, где бахмуль сможет охранять скот, свою территорию, семью хозяина и наслаждаться длительными выгулами и охотой. Разведение бахмулей в декоративных клубах недопустимо, поскольку там не поддерживаются их рабочие, а следовательно, экстерьерные качества. Российские охотничьи просторы, при условии бережного отношения к этой породе со стороны человека, помогут выжить древней борзой, которая, возможно, помогла выжить древнему человеку в тяжких условиях единоборства с хищниками, когда человек был слаб и одинок.
Наталия ГЕРАСЕВА

СТАНДАРТ


Общий вид. Гармонично сложенная борзая, довольно крупная, сравнительно широкотелая, высокопередая, с горделивой осанкой.

Поведение. Собака спокойного, веселого нрава с крепкой психикой, с ярко выраженными качествами лидера. К людям добра, к зверю злобна. В быту уравновешенна, в поле азартна.

Сложение. Крепкое сухое; индекс растянутости 103-105.

Рост. 68-73 см (кобели), 65-70 см (суки)

Голова. Удлиненной формы, череп не очень узкий, но и не широкий, с выдающимся затылочным бугром. Надбровные дуги выражены, но переход ото лба к морде плавный. Длина морды примерно равна длине черепной части. Голова окружена "венцом" из шелковистых длинных волос, откинутых назад и в стороны.

Глаза. Карие, крупные, миндалевидной формы, косо поставленные с темными веками.

Уши. Висячие, умеренно длинные, поставленные на уровне внешних уголков глаз или чуть выше, одетые в шелковистую, длинную уборную шерсть.

Хвост. Весь в кольце или полукольце, посажен и поднят высоко. На верхней части хвоста "ремень" более темного окраса из короткого жесткого волоса, на нижней - подвес из длинного, редкого, жестковатого волоса.

Волосяной покров. Шерсть шелковистая, прямая, очень тонкая, пухообразная, блестящая, длинная, особенно на лопатках, боках и бедрах, вокруг голени, образуя характерные для породы "штаны". На ушах длинная уборная шерсть в виде "бурок". На морде и на лбу шерсть короткая. На верхней части корпуса - "седло", начинающееся широким ремнем на шее, затем сужающееся к лопаткам, проходит по спине в виде ромба, сужается к пояснице, вновь расширяется на крупе, переходя в "ремень" на верхней части хвоста.

Окрас. Палевый всех оттенков, белый, подласый. "Седло" всегда более темного окраса: палевого, реже серого цвета.
Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 40
Гостей сайта: 26
Пользователей: 14