Общая фобия после психической травмы

Барбара - трехлетний ротвейлер. У нее прекрасный характер, она доверчива, общительна и дружелюбна. Она спокойна, как скала, ничто не может вывести ее из равновесия, никто никогда не слышал от нее даже рычания. Вернее, так было, по словам ее хозяйки, до несчастного случая, который совершенно изменил характер собаки.

В воскресный день они вдвоем гуляли по пешеходному центру города, где в это время велись мелкие дорожные работы. Внезапно совсем рядом с ними заработала мощная электродрель. Барбара в панике рванулась и попыталась убежать, сильно ударившись при этом. Ее быстро увели оттуда и постарались успокоить, что отчасти удалось. Однако на другой день она отказалась идти в ту часть города и стала бояться шума даже дома. Через несколько недель она отказалась гулять даже в парке, поскольку туда доносился шум транспорта, проходившего довольно далеко, за оградой парка. Затем она отказалась гулять в парке вообще. Ее состояние все ухудшалось. Кончилось тем, что она перестала выходить за ограду своего сада: она выбегала из дома, быстро делала свои дела во дворе и снова возвращалась в дом. Но даже в доме она уже не чувствовала себя в безопасности: она не хотела входить в некоторые комнаты и явно боялась некоторых предметов мебели.

Хозяева собаки обратились за помощью к консультанту по поведению животных, опасаясь, что если так будет продолжаться, то Барбара скоро поселится в шкафу, поскольку она уже боялась всего и стала тенью себя самой прежней.

Когда Барбара с хозяйкой приехали на прием к врачу, у обеих был такой вид, как будто они прошли сквозь ад. Но если хозяйке помогла прийти в себя чашка чаю, то задыхавшаяся и истекающая слюной Барбара не успокоилась до конца визита.

Лечение собак от довольно часто встречающегося заболевания, звукофобии, - довольно трудная задача, требующая долгого времени, но когда первоначальная фобия (звукобоязнь) становится общей, с постоянной нервной реакцией, эта задача чрезвычайно усложняется.

В таких случаях очень важно точно определить взаимоотношения между собакой и хозяином. Такая определенность в отношениях помогает больной собаке воспринимать хозяина как добрую, но авторитетную, лидирующую фигуру, на которую можно положиться в критический момент. Однако при этом надо точно знать границу между поддержкой и сверх зависимостью. В самом деле, Барбара отчасти потому постепенно теряла уверенность в себе, что хозяйка активно ее опекала и защищала. Когда хозяйка (ее имя Салли) так сочувственно относилась к тревогам Барбары, она невольно приучала ее искать защиту от пугающих событий у нее, Салли, вместо того, чтобы спокойно их перетерпеть, как она делала раньше. Это привело ее к состоянию, которое называется "приобретенная беспомощность", когда сверхопека хозяина активно поощряет неспособность собаки приспосабливаться к ситуации.

Первая задача при лечении таких состояний - проанализировать отношения между собакой и хозяином и помочь хозяину стать доверенным лицом и защитником для собаки, не поощряя при этом ее сверхзависимость от него. Интересно, что у мужа Салли, Дэвида, были более четкие отношения с собакой, в основном потому, что он проводил с ней меньше времени. Хотя Салли и хотелось иногда отдохнуть от собаки, она считала, что важнее не оставлять больную собаку одну, поскольку от этого ее состояние могло ухудшиться. Поэтому по мере того, как Салли ограничивала ежедневные социальные контакты собаки, значение Дэвида в глазах собаки увеличивалось и связь между ними крепла.

Восстановление доверия к лидерам стаи. Специалист по поведению животных посоветовал хозяевам больной собаки установить в доме не ближайшие две-три недели такой порядок: Барбара должна "зарабатывать" все приятные вещи, которые она хотела бы получить - еду, ласку, прогулку, - подходя к хозяевам на зов и садясь по команде. Он попросил Салли и Дэвида не предлагать собаке контакт, но настоять на том, чтобы она подошла к ним. Хотя собака может быть сначала смущена этим, это даст ей понять, что они имеют право на контроль над ней и лидерство, даже если она в тревожном настроении. Он посоветовал также хозяевам свести свои ласковые контакты с собакой к коротким, но частым эпизодам, чтобы Барбара постоянно следила за ними в надежде привлечь их внимание и получить ласку.

Безопасное логово в доме. Часто можно помочь нервным или подверженным страхам собакам, обеспечив их внутри дома надежным убежищем в виде внутренней конуры или специального спального места. У Барбары уже был такой собственный угол в кухне, который она делила со второй собакой, но даже присутствие верного товарища не помогало ей утвердиться в жизни.

Понижение чувствительности. Когда этот новый порядок в доме установится, хозяева могут начать постепенно подталкивать собаку к возвращению ее уверенности в себе, а именно, они не должны реагировать на ее беспокойство по поводу обычных житейских обстоятельств, таких, как шум стиральной машины или вид каких-то страшных для собаки предметов мебели. Разделив ее дневной рацион на несколько частей, следует почаще кормить ее вблизи страшных для ее предметов без всякого словесного поощрения при этом.

Когда она станет более спокойной в доме, можно начать мирить ее с внешним миром. Тут следует немножко схитрить. На прогулке один из хозяев идет впереди, а на некотором расстоянии от него другой с собакой на поводке. Вооружившись каким-нибудь лакомством, первый заманивает ее все дальше и дальше от дома. Это похоже на прием с морковкой, привязанной перед носом ослика. Если собака впадает в панику, хозяева останавливаются и ждут, когда она успокоится, не успокаивая ее активно.

Результаты такого лечения обычно появляются не сразу - собакам с фобиями требуется определенное время для выздоровления, и никогда нельзя заранее сказать, как быстро и как эффективно пойдет лечение. Некоторые быстро и полностью выздоравливают, на лечение других уходят месяцы, а иногда оно длится без конца.

Результаты лечения. Через несколько недель такой терапии состояние Барбары значительно улучшилось. Нервный ротвейлер стал чувствовать себя гораздо спокойнее возле дома и даже начал по собственной инициативе выходить в сад при доме. Барбара все еще чувствовала себя неуверенно на прогулках, но уже начала поддаваться на прием "морковки", если все вокруг было тихо. Врач не советовал хозяевам Барбары пользоваться успокаивающими лекарствами одновременно с этой программой тренировок на десенсибилизацию, то есть на понижение чувствительности, поскольку они могут замедлить процесс обучения.

Через год Салли написала врачу, сообщив, что Барбара медленно, но верно выздоравливает. Ее уже спускают с поводка, и она идет на зов хозяина, даже если они после этого не отправляются домой. У нее очень укрепилась связь с хозяином, и она стала менее зависимой от хозяйки, хотя их взаимная любовь не понесла никакого урона при этом. Тем временем в доме появилась еще одна собака, метис ротвейлера и немецкой овчарки, которого Барбара сначала не признавала. Он очень укрепил ее уверенность в себе, она даже стала капризной и шаловливой, то есть стала вести себя, как нормальная собака.

Таким образом, трудная работа дала неплохие результаты, хотя и потребовала много времени, терпения и заботы.

Подготовила Софья Юкки, газета "Птичий рынок"

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 56
Гостей сайта: 40
Пользователей: 16