Сибирская кошка

Сибирская кошка. Возможно, все российские кошки - прямые потомки первого пушистого дипломата, прибывшего ко двору Великого князя вместе с византийским монахом в качестве лукавого дара его дочери, на заре второго тысячелетия нашей эры.

С тех пор наши любимцы прошли непростой путь от престижной игрушки до хранительницы домашнего очага, от ведьминого отродья до надежного лекаря, не став понятнее и привычнее. Последний взлет интереса к кошкам в нашей стране, как это ни смешно, по сути дела был санкционирован под давлением целой армии любителей декоративных и спортивных пород собак, которых решением маршала авиации выставили из клубов служебного собаководства, чтобы не занимали мысли и время платных собачьих функционеров. Тогда были созданы клубы любителей животных. Не сразу, нет, открылись в этих клубах двери для любителей кошек. Сначала туда пришли птицеводы, голубеводы, любители попугаев и канареек, морских свинок.

В мире уже существовала сложившаяся в течение последних 100-150 лет фелинологическая культура, знакомство с которой для граждан СССР началось в семидесятые годы с единичных книг о кошках, появившихся в магазинах "Книги стран народной демократии". Это были прекрасные издания из ГДР, Чехословакии, маленькие книжечки из Польши и Венгрии. Их тиражи были крошечные, и язык - иностранный. В основном, рассматривали любители кошек иллюстрации и даже не мечтали о приобретении такого чуда, как на картинке.

И только с момента перестройки, когда выезд за рубеж перестал граничить с государственной изменой, появилась возможность не только купить, а чаще - получить в подарок, фантастических кошек, но и приобщиться к самому понятию "фелинология". Прежде мы и подумать не могли, что любовь к кошкам может быть вооружена знаниями о них, окружена традициями и предрассудками. Нет, с предрассудками-то мы как раз были хорошо знакомы.

Однако, артистичность и въедливость национального характера позволили нам догнать европейских специалистов и учителей, работать с ними на равных и, возможно, пойти еще дальше них.

Во всяком случае, необходимость сохранить и защитить наших национальных кошек как самостоятельные породы, стала ясна практически сразу. Пока одни переживали стресс от знакомства с ценами на чистопородных кошек и стремительно занялись поправкой своего финансового состояния спекуляцией породистыми котятами, другие, не жалея денег и времени, занялись изучением региональных популяций домашних кошек.

Первой была выведена как специфическая аборигенная порода российских кошек - популяция однотипных животных, имеющая устоявшееся название - сибирская кошка. Необходимо отдать должное Ольге Фроловой (ныне Боэм), Тамаре Емельяновой, Тамаре Сапожниковой и моим усилиям по возврату гражданства и имени этим прекрасным животным, которых "персятники" окрестили Мурками Помоичными, тонким коммерческим чутьем уловившие в них конкурентов.

Действительно, за рубежом, особенно в США, наши сибирские кошки ценятся не менее персов и мейн-кунов. Но нет пророков в своем отечестве - дома наши прекрасные, уже селекционные сибирские кошки ценятся "дешевле грязи", но не теряют своих ценителей и читателей.

В сегодняшних сибирских кошках явственно просматриваются черты европейского лесного и дикого степного кота. Это и немудрено.

Появившись на Руси в XI-XII веках, византийские дарены имели явственные черты турецких (персидских) кошек, но суперсексуальность уводила пушистых, искательниц приключений из княжеских горниц и девичьих светелок за околицу в близлежащие леса. (Котов-то в ту пору не всегда привозили, приходилось самообеспечанием заниматься). А все кошачьи кавалеры отличаются неразборчивостью и при наличии предложения долго не раздумывают. Правда, потом могут и скушать заблудившуюся красотку, но кто-то и домой благополучно и с потомством возвращался.

Сопровождая людей, переселявшихся семьями на новые земли со скарбом и скотиной, кошки не могли обойти своим вниманием и диких кошачьих обитателей новых территорий, приобретая для своих потомков новые качества, позволившие им легко адаптироваться к новым условиям жизни, освоить новые охотничьи территории. Человек не слишком участвовал в этом естественном селекционном процессе, разве что наносил определенный вред породе, кастрируя самых больших (и вонючих), чтобы в доме не метили. Так обретался своеобразный облик современных сибирских кошек.

Эти большие могучие животные, в меру бесстрашные, в меру осторожные, неукротимые охотники и исследователи окружающего мира, не теряющие насилия и удивительно терпеливые с детьми, независимые и тонко чувствующие "своего" любимого человека, пользующиеся нашими слабостями и нашим кошельком и одаривающие нас своей неуловимой, но такой необходимой живительной аурой.

Когда мы говорим, что это большие кошки, мы иногда стараемся сравнивать их с зарубежными образцами, забывая, что экономные иностранцы и "больших: собак, и "больших" кошек разводят в параметрах значительно меньших, чем привычных российскому глазу, из-за чего у кинологов несколько лет назад произошли поистине революционные изменения стандартов всех служебных пород. В большинстве зарубежных стандартов вес указывается в фунтах, и "гигантская" коша весом 10-12 фунтов не превышает 4-5 килограммовой сибирской кошки среднего размера, а 6-ти килограммовых котов на параде Чемпионов Международной выставки кошек, посвященной 850-летию Москвы, было почти два десятка. Отдельные же экземпляры в 8-10 кг дорастают до этих величин и без кастрации.

Кошки лишены расовых предрассудков и не придерживаются никаких селекционных ограничений. Вот и сибиряки быстренько приняли в свои ряды расплодившихся потомков сиамских кошек, привезенных великим кукольником и защитником животных Сергеем Александровичем Образцовым. Уже через пару поколений стали рождаться потрясающи красивые котята в окрасах, абсолютно не свойственных ни России, ни Сибири. Но в остальном они унаследовали все качества сибирских кошек. Возникли они самостоятельно, без целенаправленного отбора и подбора. Мать-природа руководила симпатиями претендентов, и нам пришлось лишь согласиться с ними. Выделить в отдельную породу на основании одного лишь окраса этих животных оказалось нецелесообразно. Международный опыт подтверждает этот подход. Выделение персов-колорпойнтов в отдельную породу "гималайских кошек" оказался недейственным. Их судят в разных окрасах, но порода эта одна.

Сибирских колорпойнтов мы назвали невскими маскарадными, заключив в эти слова наше восхищение их нарядом. Первыми на этих кошек обратили внимание в Ленинграде/СПб в клубе "Котофей", выделила их и получили первое потомство. Выделить первых производителей трудно, поскольку в разных местах их было немало. Среди ленинградцев надо обратить внимание на Марса SIB N 2133 (вл.Майя Калинани) и его потомков. В Москве было немало отличных первых кошек, вошедших после определения породной принадлежности по фенотипу в племенной фонд невских маскарадных кошек - сибирских колорпойнтов.

Стандарт невских маскарадных полностью соответствует стандарту сибирской кошки, а окрас разрешен во всех цветовых сочетаниях колорпойнт и его сочетание с белым при ярко-голубых глазах.

Чего нет в генофонде сибирских кошек, так это генов бурмисского и абиссинского окраса. Дальнейшим селекционерам надо хорошенько подумать, надо ли вносить в сибирские крове нежелательные признаки персидских кошек с их наклонностью к остеомаляции, деформации головы и морды, переразвитой тонкой нефункциональной шерстью, потерей охотничьих инстинктов и невысокой приспособленностью к трудностям жизни. Нам еще до цивилизации сто верст и все лесом - условия как раз для сибирских и невских маскарадных кошек.

Источник: Ольга Миронова, президент СФФ, фото Валерия Синицина

Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 7
Гостей сайта: 6
Пользователей: 1