Волонтер ООЗЖ «Эгида» в помощь пернатым. Зоя Кенько: «Вы задумывались, легко ли быть птицей в Беларуси?»

Работая лектором Минского планетария, героиня нашей беседы пытается помочь попавшим в беду птицам и старается привлечь к их проблемам внимание властей и жителей города. Зачем нужно помогать пернатым и насколько от этой помощи зависит наша собственная судьба? Как происходит узаконивание безразличия? Почему в ветклиниках Беларуси до сих пор нет ни одного ветеринара-орнитолога и кто спасает попавших в беду обитателей пятого океана? О трудностях жизни, проблемах спасения, предрассудках людей, а такж...
Работая лектором Минского планетария, героиня нашей беседы пытается помочь попавшим в беду птицам и старается привлечь к их проблемам внимание властей и жителей города. Зачем нужно помогать пернатым и насколько от этой помощи зависит наша собственная судьба? Как происходит узаконивание безразличия? Почему в ветклиниках Беларуси до сих пор нет ни одного ветеринара-орнитолога и кто спасает попавших в беду обитателей пятого океана? О трудностях жизни, проблемах спасения, предрассудках людей, а также о правильном подкармливании птиц мы сегодня беседуем с Зоей Кенько, волонтёром ООЗЖ «Эгида»:

— Помогать попавшим в беду птицам в нашей стране и так было непросто, а сейчас становится ещё сложнее ввиду принятого недавно постановления, поощряющего равнодушие. Когда видишь раненую птицу, не стоит рассчитывать, что кто-то, а не ты, её пожалеет и постарается вылечить. Нужно быстро принимать решение и быстро оказывать помощь, так все реакции в птичьем организме протекают стремительно, в том числе и болезни. Чем длительнее бездействие, тем меньше шансов выжить и поправиться, но даже этих шансов птиц могут лишить из-за особенностей нашего законодательства.

— О каком постановлении вы говорите? В чем сложность оказания помощи птицам в Беларуси?
— В Европе, если человек принесёт в реабилитационный центр животное, нуждающееся в помощи, он получит материальное вознаграждение за неравнодушие к боли и беде живого существа. В Беларуси, к сожалению, обратная тенденция.

Начнём с того, что у нас некуда определить пострадавшую птицу, нет ни одного реабилитационного орнитологического центра, и человек, даже желая помочь, находится в растерянности. Если он приносит птицу домой и пытается ей помочь, вылечить, то с этого лета, согласно постановлению Совета Министров РБ от 12 июля 2014 г. № 674, он должен предварительно получить акт от комиссии в составе МЧС, санстанции и представителя власти. Причём этот акт должен быть составлен на месте обнаружения животного. Никто не поедет за двадцать километров к раненому скворцу, но если пожалевший его человек будет задержан без этого документа, ему грозит штраф до 20 базовых величин. Конечно, принятые меры хороши для борьбы с браконьерством, но под эту же статью попали и люди, действительно помогающие больным и раненым птицам. Их и так было немного…

— Зачем помогать птицам?
— Если человек понаблюдает за птицами, то поймёт, зачем им помогать: птицам очень непросто живётся. За зиму из десяти синиц выживает только одна, остальные погибают не от холода, а от голода. Чтобы сохранить вид, большие синицы должны успеть выкормить два выводка за лето, делая в день около 400 прилетов с кормом к гнезду. Затем слётки всей стайкой, уже покинув гнездо, летают за ними беспрерывно и постоянно просят есть. Родители, подрастив немного молодняк, садятся на следующую кладку, и снова всё повторяется. Потом наступают холода, и главная цель — выжить.

Жизнь птицы — каторжный труд, а не беззаботное щебетание и приятное времяпровождение. Поэтому очень важно помогать им, хотя бы подкармливая зимой, причём делать это нужно правильно. Птицы нуждаются в нашей заботе и часто сами идут к людям, беззвучно крича от боли. Был случай, когда больной голубь шел к одному и тому же зданию, где были люди, в надежде на помощь, а его несколько раз относили подальше. Он, слабый, еле передвигаясь, снова возвращался.

— А как правильно подкармливать птиц зимой?
— Довольно часто можно увидеть, что люди высыпали для птиц остатки плесневелого хлеба и других испортившихся продуктов. Это огромный вред! Я видела множество птиц с отравлениями: то, что несъедобно для человека, и для других может стать ядом. Зачастую такая «подкормка» приводит к гибели птицы, особенно в условиях зимы, когда любое заболевание забирает силы и энергию, необходимую, чтобы противостоять холоду.

Ни в коем случае нельзя давать чёрный хлеб, солёное, жареное. Часто возле Макдональдса сотрудники находят мёртвых воробьёв, которых угощали картофелем фри. Из крупы не рекомендуется насыпать в кормушки пшено, так как оно быстро портится, если залежится.

Лучше всего подкармливать птиц нежареными несолеными семечками подсолнуха, просом, зерновыми смесями для попугаев. Для синиц и некоторых других птиц можно подвешивать несолёное сало, кусочки маргарина и сливочного масла. Голуби с удовольствием едят перловку. Для уток в городских условиях альтернативы батону и семечкам подсолнуха, которые не тонут в воде, практически нет, но если утки на суше, то можно предложить крупу или кашу из крупы, нежирный творог. Лебеди с удовольствием едят сырые овощи: морковь, капусту, вареный картофель.

— Наверняка, многие люди могут посчитать ваше занятие по спасению птиц не первостепенным…
— Безусловно, есть какие-то более важные занятия с общечеловеческой точки зрения — работа врача, спасателя… Но разве спасение птиц — не нормальное проявление человечности? Например, моя знакомая, лечившая голубя, рассказывала мне, что забрала его у мальчишек, которые бросали раненую птицу, будто мяч, друг другу. Неужели не первостепенно было остановить эту жестокость?

У каждого человека первостепенные занятия свои, это всё субъективно, потому что у всех собственная «нормальность». Это личный выбор — пройти мимо раненой птицы, собаки, человека, сославшись на естественный отбор, или постараться помочь.

— Почему вы выбрали именно птиц? Ведь в помощи нуждаются многие существа.
— Важно помогать всем нуждающимся, но лично я больше всего привязана к пернатым.

— Вы пытались как-то решить проблему отсутствия центров реабилитации для птиц?
— При поддержке общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» почти год назад было составлено обращение и направлено в Министерство природных ресурсов. В этом обращении мы выступили с просьбой о создании орнитологического реабилитационного центра в Беларуси, где можно организовать лечение раненых диких птиц, их реабилитацию и возвращение в естественную среду обитания. Было собрано более 150 «живых» подписей, и Министерство поддержало нашу идею, предложив в качестве базовой площадки использовать Минский зоопарк. К сожалению, процесс этот развивается медленно, строительство пока не начато, всё еще ведутся работы по созданию необходимой документации. Безусловно, белорусам необходимо перенимать положительный опыт создания подобных «орнитариев» как у ближнего, так и у дальнего зарубежья. Например, центр спасения стрижей в Испании выпускает в небо 300-500 стрижей каждый сезон.

— Испанским стрижам однозначно живется легче, чем белорусским…
— Дело ведь вот еще в чем: когда минский питомник будет создан, туда всё равно не планируется принимать привычных городскому жителю птиц — врановых, чаек, стрижей, голубей. Исходят из того, что они не находятся под угрозой исчезновения, в отличие от видов, занесённых в Красную книгу Беларуси. Понятно, что один-единственный центр не сможет вместить всех нуждающихся птиц, поэтому нужны и другие приюты, частные. На самом деле в Минске был такой прецедент — мини-зоопарк «Карлуша», который организовал более 15 лет назад Леонид Александрович Гермацкий. В этом зоопарке жили фазаны, аисты, более полусотни декоративных голубей, кур.

Зоопарк не только помогал птицам, но и давал детям экологическое образование — не «сухое», теоретическое, а на практике — через ухаживание за покалеченными птицами. Этот аспект работы центров реабилитации не менее важен, т.к. он препятствует развитию в детях равнодушия и жестокости к животным. К сожалению, изменившееся за годы существования мини-зоопарка белорусское законодательство привело к тому, что детище Гермацкого было ликвидировано. Поэтому сейчас приютить пострадавшую птицу стало очень непросто. К счастью, находятся энтузиасты, которые создают на своих земельных участках вольеры для реабилитации пернатых.

— А что вы советуете человеку, впервые подобравшему больную птицу?
— Я по себе знаю, что опыт — дело наживное. Весной-летом мне ежедневно звонят люди с просьбой определить куда-нибудь птицу для оказания помощи. Объяснив существующую ситуацию, я прошу хотя бы на некоторое время дать приют для оказания первой медицинской помощи и постановки диагноза, а потом стараюсь помочь с пристройкой.

— Как люди выходят на вас и как часто обращаются?
— Мои контактные данные размещены на сайте общественной организации «Эгида» по защите прав животных, где я волонтёр. Летом бывают дни, когда может позвонить десять-пятнадцать человек.

— Вы сами ставите диагноз? Как в сложившейся ситуации можно вылечить больную птицу?
— Я не ветеринар-орнитолог, поэтому не могу сделать медицинское назначение. В Беларуси ветеринаров-орнитологов, к сожалению, нет совсем, ни одного на всю страну. Хотя есть, например, врач-герпетолог, который специализируется на рептилиях. В Минске я знаю только трёх ветеринаров, которые согласятся на приём дикой птицы. Они все частники, работают сами на себя и специализируются на млекопитающих. К ним мы обращаемся по вопросам диагностики травматизма, за первой медицинской помощью, а затем обсуждаем лечение на специализированных форумах в интернете, например, mybirds.ru или ptic.ru. Там нам отвечают ветеринары-орнитологи из России бесплатно, когда есть время и возможность. Проблема такого подхода в том, что часто нужен срочный ответ, всё решают считанные часы, поэтому впоследствии я стала консультироваться на платной основе с московским врачом, чтобы получать своевременные ответы на все свои вопросы.

Чтобы не тратить время на поиски ветеринара и успеть помочь, в разделе «Пернатые» на форуме «Эгиды» опубликована контактная информация специалистов, которые согласятся принять вас с дикой птицей.

— Озвучивали ли вы проблему отсутствия в Беларуси ветеринара-орнитолога вышестоящим инстанциям?
— Да, мы составили обращение в Министерство сельского хозяйства РБ, в котором просили рассмотреть возможность организации приёма ветеринара-орнитолога. Хотя бы одного в Беларуси, например, в Минске. В ответ на это обращение Витебской ветеринарной академией в прошлом году были организованы пятидневные курсы повышения квалификации для минских ветврачей. Ветеринаром-орнитологом, конечно, за пять дней стать невозможно, необходимы стажировки и обучение за границей, но курсы казались хорошим началом. Я в качестве вольного слушателя побывала на этих занятиях. Оказалось, что из пяти дней курсов только один (а это четыре учебных часа) был посвящён болезням птиц. Апофеозом для меня стала фраза одного из ветеринаров в конце учебного дня, подтверждающая реальную помощь птицам в нашей стране: «Птица — одноразовое животное, заболела-умерла». После этого я поняла, что нужно искать такого врача, который захочет заниматься именно птицами, и поддерживать его в повышении квалификации.

— Как же удаётся помогать птицам в таких условиях?
— Далеко не всем получается помочь, но мы пытаемся на свои деньги и по своим домам выходить хоть некоторых птиц. Безусловно, это лучше, чем ничего, но такой подход в целом малоэффективен.

— Как человеку понять, что птица больна?
— Если видно, что крыло тянется или подвисает, значит, оно травмировано. Крылья в норме должны быть симметричными. Дикая птица должна улетать от человека, а если она сидит нахохлившись и не может этого сделать, значит с ней что-то не так. Исключение представляют слётки, которые доверчивы и не могут улететь. В большинстве случаев их нельзя забирать.

— Кто такие слётки и как понять, нужна ли им помощь?
— Слётки — это птенцы, которые уже покинули гнездо, но к самостоятельной жизни пока не готовы. Родители будут еще некоторое время учить их птичьему уму-разуму. У слётков короткие крылья, куцый хвост, но если они хорошо стоят на лапах, держат голову — такого птенца лучше оставить в покое. Но есть и поводы для беспокойства: опасность может исходить от рядом находящихся собак, кошек или проезжающих машин — в этом случае нужно посадить его повыше на дерево либо на какое-нибудь возвышение.

— Но принято считать, что если человек потрогал птенца любого возраста — родители его уже не примут.
— Это неправда, птицы не бросят своих детей. Но лезть к птенцам в природе действительно вредно, особенно когда они в гнезде. Помимо того, что молодняк может испугаться и вылететь раньше времени, вы можете показать гнездо хищникам. Если родителей птенцов не видно — не волнуйтесь, они могли отлучиться.

В случае, если слётка по глупости всё-таки забрали домой, а потом узнали, что не нужно было, постарайтесь как можно быстрее вернуть его на то же место и проследите, что родители обнаружили своего птенца и стали кормить. После двух-трёх дней шансов вернуть слётка, увы, очень мало. Это уже навсегда ваш домашний питомец, так как только родители могут его научить быть полноценным вороном (воробьём, галкой). Выращенный в домашних условиях, а потом выпущенный в естественную среду, он погибнет. Это навсегда ручная птица. Человек, забравший слётка, должен быть морально готов к тому, что на нём лежит полная ответственность за его дальнейшую жизнь.

Исключение из правила «Нельзя подбирать слётков» составляют покалеченные птенцы, стрижи и птенцы голубей.

— Как вы можете прокомментировать мнение о заразности диких птиц?
— Такая вероятность существует, как и то, что всегда есть риск заразиться от другого человека и любого другого животного. Причём у птиц гораздо меньше «всякой заразы», которую вы можете подхватить, чем у людей. Это медицинский факт. В большинстве случаев нужно соблюдать элементарные меры гигиены — мыть руки с мылом и, конечно, проконсультироваться по каждому отдельному случаю с ветеринаром-орнитологом.

— Как вы относитесь к мнению, что раз птица не может летать, то жизнь её загублена?
— Конечно, летать лучше, чем нет, но если ситуацию уже нельзя исправить, то самое важное — чтобы птица попала к людям, которые будут её любить и создадут ей необходимые условия для достойной жизни. Таких людей птица постепенно начнет считать своей стаей, радоваться возвращению своих новых домочадцев, ревновать, обижаться, вредничать, удивлять своим интеллектом, ждать любви и дарить ее. Губят жизнь любого питомца нерадивые владельцы. Большинство заболеваний происходит от неправильного питания и ухода. Сейчас нет проблем с поиском информации по данным вопросам, было бы желание и ответственность перед теми, кого приручили.

Весной и летом я практически ежедневно вижу объявления о том, что «улетела птица, плачет ребёнок, помогите отыскать». В большинстве случаев подобных горьких ситуаций не произошло бы, если бы человек заранее задумался и поставил на открывающиеся окна москитные сетки.

Я чётко осознаю, что только от меня зависит, будет ли моя птица здорова, будет ли ей хорошо рядом со мной. У человека есть друзья, увлечения, работа, а для любого домашнего питомца именно вы — весь его мир, его жизнь всецело зависит от вас. Есть мнение, что с молчаливого равнодушия совершается всё зло на земле. Я не хочу быть равнодушной.
Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 37
Гостей сайта: 27
Пользователей: 10