Це​на меха. Ценой чужой жизни.

Каждый год наступает такой момент, когда для большинства людей появляется повод достать из шкафов, а то и прикупить в магазине или на рынке меховые изделия. Норковые шубы и полушубки, песцовые шапки, куртки и пальто с воротниками и манжетами из чернобурки. Каждый раз при взгляде на обладательницу очередного модного бренда возникает мысль: задумывалась ли она о том, какой ценой получена её шубка? Натуральный мех не растёт на деревьях (впрочем, как и любой продукт животного происхождения), его сди...
Каждый год наступает такой момент, когда для большинства людей появляется повод достать из шкафов, а то и прикупить в магазине или на рынке меховые изделия. Норковые шубы и полушубки, песцовые шапки, куртки и пальто с воротниками и манжетами из чернобурки. Каждый раз при взгляде на обладательницу очередного модного бренда возникает мысль: задумывалась ли она о том, какой ценой получена её шубка? Натуральный мех не растёт на деревьях (впрочем, как и любой продукт животного происхождения), его сдирают с полуживых замученных животных. А перед этим...

Животные в маленьких клетках, страдающие стереотипным поведением, с глазными инфекциями, отгрызающие себе лапы, поедающие мёртвых собратьев, животные с травмами ушей и открытыми ранами на теле, уже не могущие передвигаться. Такая картина предстала перед глазами членов финской организации по защите прав животных Oikeutta Eläimille, посетивших в 2010 г около 80 звероферм Финляндии. И это притом, что 30% из них имели сертификаты, согласно которым фермеры гарантировали разводимым ими животным нормальные условия жизни.

Да-да, в реальности это происходит именно так. На зверофермах пушных животных содержат в тесных клетках, по несколько особей вместе. Пол из крупной проволочной сетки режет их чувствительные лапы. Зверькам приходится дышать воздухом, отравленным испарениями их собственных фекалий и мочи, которые собираются под клетками, ведь уборка здесь производится чисто символически. Животные, не могущие реализовать свои природные инстинкты: бегать, играть, рыть землю, купаться (а ведь норки, например, всю жизнь проводят у воды), подвержены панике и стрессам. Одни впадают в апатию, другие от нервного перевозбуждения бьются головами об стенки клеток, грызут себя и своих детёнышей, дерутся, нанося друг другу тяжёлые увечья.

Летом клетки, не имеющие теплоизоляции, превращаются в своеобразные духовки, в которых животные мучаются от жары, многие из них не выдерживают подобных страданий и умирают.

До 30% пушных животных погибают ещё до появления на них зимнего меха, ради получения которого всё это и происходит.

В погоне за прибылью животных селекционируют, чтобы получить определённый цвет меха. Многие цветовые мутации норок были получены путём инбридинга (скрещивания близкородственных животных). Подобное сочетание генов часто отрицательно сказывается на здоровье животных. Так у королевских пастельных норок проявляется врождённая кривошеесть, белые норки полностью глухие, некоторые виды этих зверьков подвержены таким болезням, как чумка.

К началу осени пушные животные наращивают мех, и приходит время с ним расставаться. (К слову, для изготовления одной шубы лишают жизни 100 – 250 белок, 55 норок, 60 куниц, 27 енотов, 170 шиншилл, 50 хорьков, 18 лисиц, 11 барсуков, 25 выдр, 18 бобров, 4 волка, 8 тюленей, 14 рысей, 7 пум, 18 собак и 25 кошек).
Методы убоя животных самые жестокие: пропускание тока через всё тельце животного, отравление газом, ядами, парализующими средствами, удушение и перелом шеи. Нередко животных просто оглушают и сдирают шкуры с ещё живых зверьков.

До 30 % пушнины добывают на охоте, используя капканы. Официально запрещённый с 1996 г в Европейских странах данный вид промысла, по-прежнему процветает на Аляске, в России и Канаде, отнимая жизни у 60 млн. беззащитных животных. И это ужасная смерть. Капканы ломают кости, не повреждая при этом мех. Подводный капкан держит животное до тех пор, пока оно не захлебнётся. Животные, пойманные в лесу, стремясь вырваться на свободу, часто отгрызают себе лапы, ведь где-то в укрытии их ожидают детёныши. А те, кто этого не сделал, не одни сутки страдают от боли, пока их найдут и застрелят. Очень часто в капканы попадают домашние животные, которых охотники просто выбрасывают, ведь кошки и собаки не представляют для них никакой ценности. Меховая мода повинна в смерти 50 млн. норок, 8 млн. лис, и огромного количества енотов, нутрий, ласк и соболей, ставших жертвами капканной охоты.

Китай является одним из крупнейших поставщиков изделий из натурального меха, поскольку в этой стране есть возможность использовать дешёвую рабочую силу, а законы по защите животных отсутствуют. Шокирующий фильм, где лисиц и енотовидных собак освежёвывают в полуживом состоянии, был снят на рынке в китайском городе Шанцунь. Животных бьют по голове или со всего размаху ударяют об землю, несчастные создания бьются в агонии, сопротивляются и стараются уползти даже после того, как с них уже полностью сняли шкурку!

На этом китайская меховая индустрия не остановилась и пошла дальше: меховые изделия с экзотическими названиями «степной волк», «азиатский волк» или «китайский волк» на деле оказываются сделанными из переработанных шкур обычных собак и кошек. Их подвешивают к потолку, оставляют на сточном желобе с перерезанным горлом, пока полностью не вытечет кровь. И пока одни умирают, другие в смертельном страхе наблюдают за мучениями своих сородичей, ожидая подобную участь.

Часто можно услышать, что производство натурального меха безопасно для окружающей среды, однако на самом деле это неправда. Любое промышленное разведение животных является источником образования большого количества отходов жизнедеятельности животных, содержащих много фосфора и азота. Всё это смывается в реки, впитывается в почву, загрязняет грунтовые воды и воздух. Так, например, по причине загрязнения местной воды в 1998 г была закрыта самая большая шведская звероферма, а в финском Каустинене из-за деятельности звероферм подачу воды останавливали и меняли её направление.

Подсчитано, что для получения одной натуральной шубы из животных, пойманных капканами, затрачивается в 3 раза больше энергии, чем при производстве аналогичного изделия из искусственного материала. Шуба из животных, выращенных на звероферме, требует затраты энергии в 20 раз больше, чем её искусственный аналог.

Согласно одному из исследований итальянской Лиги против вивисекции LAV производство 1 кг натурального норкового меха требует убийства 12 животных. За весь свой короткий период жизни одна норка съедает около 50 кг пищи, следовательно, для 12 животных понадобится 600 кг. При дублении и обработке шкур используют такие токсичные вещества, формальдегид и хром, вредные для окружающей среды, однако согласно данному исследованию фазы кормления норок доминируют в негативном воздействии на окружающую среду по 14 экологическим показателям на 18 исследованных территориях. Колоссальное количество энергии затрачивается на производство корма для норок, который состоит из отходов промышленного разведения убойных животных, рыбы и птицы и костной муки, которую замораживают во льду для лучшего сохранения.

По результатам исследования производство 1 кг натурального меха (в сравнении с производством 1 кг хлопка, акрила и полиэстера) оказывает негативное влияние на окружающую среду по 17 из 18 экологических показателей, среди которых изменение климата, заболачивание местностей и токсичные выбросы. Касаемо экологического показателя «изменение климата» - воздействие производства 1 кг натурального меха в 4,7 раза превышает самый высокий показатель воздействия при производстве тканей. Это напрямую связано как с питанием норок, так и с выделением закиси азота и аммиака из их испражнений. Полностью о данном исследовании можно почитать здесь (www.lav.it).

Таким образом, производство изделий из искусственного меха, хлопка, акрила и полиэстера вредит окружающей среде в значительно меньшей степени, чем производство натурального меха.

По мере развития звероводства пушных животных стали завозить туда, где в естественных условиях таковые не встречаются. Так, в 1830 г на близлежащие у Аляски острова русско-американской компанией была завезена лиса, популяция которой впоследствии стала причиной исчезновения многих видов обитающих на островах птиц. Разведение красных лисиц в Исландии может привести к уменьшению популяции местных арктических лисиц, поскольку эти два вида не могут сосуществовавать на одной территории из-за агрессивности первых.

Из-за преувеличения вреда, причиняемого американской норкой, на данный вид зверя с подачи правительства разрешена охота. Европейская норка очень похожа на американскую, вследствие чего очень часто расплачивается за это жизнью. Такого могло бы не быть, если бы звероводы не завезли сюда американских норок.

Охота с использованием капканов уменьшает численность хищников, что в свою очередь способствует увеличению популяций грызунов. Далее, когда число хищников вновь возвращается к исходному, оказывается, что животных, которыми они питаются, стало значительно больше, следовательно, это облегчает поиск и добычу пропитания. Сложившиеся комфортные условия жизни в свою очередь располагают к быстрому размножению, и популяция увеличивается в несколько раз. Таким образом выходит, что ловля капканами не предотвращает перенаселение, а наоборот способствует ему.

Кроме всего прочего в капканы очень часто попадают редкие, находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, на которых охота запрещена. Так, например, в Пенсильвании, несмотря на запрет ловли выдр капканами, их численность в 70-е годы сократилась до 465 особей. А всё потому, что животные попадали в капканы, расставленные на бобров, чей мех в то время пользовался большой популярностью.

Откажитесь от мехов, сделайте свой выбор в пользу альтернативных материалов, ради животных, ради окружающей среды и ради себя самих!

Узнать больше о мехах: http://egida.by/wiki/fur


Материал подготовила Екатерина Голубничая.
Правила чата
Пользователи онлайн
Онлайн чат
+Онлайн чат
0
На сайте: 63
Гостей сайта: 45
Пользователей: 18